Владимир Бузаев, кандидат технических наук: «Договор о ненападении с Германией – выдающийся успех российской дипломатии»

Еще 23 августа 1989 года, в период массового психоза, выразившегося в известной «Балтийской цепочке», мне закралась в голову крамольная мысль. Раз ТАКИЕ люди как Яковлев ТАК ненавидят этот Пакт, значит в нем есть что-то хорошее? И я постепенно пришел к убеждению, что Пакт вместе с обнаруженными через три года после его осуждения секретными протоколами и последующим договором о дружбе и границе, способствовал тому, что война с немцами закончилась на Эльбе, а вовсе не на линии Архангельск – Волга.

Великая Отечественная война уже третья по счету, когда России удалось отразить орды захватчиков, пришедших с «цивилизованного запада». Отечественной называлась у нас и Первая мировая. Николай тогда бесхитростно выступил на стороне подвергнувшейся агрессии Сербии, уложил в восточной Пруссии две армии, спас Париж, и менее, чем за год сдал Польшу и пол Прибалтики. Фронт стабилизировался под Ригой, пребывавшей к тому времени в составе Империи более 200 лет. После того, как удалось войну империалистическую превратить в войну гражданскую, Черчилль, инициатор интервенции, сказал: судьба обошлась с Россией безжалостно. Её корабль затонул, когда до гавани оставалось не более полумили.

В сталинском же варианте немцы заняли Париж 14 июня, а 17 июня в Риге цветами встречали ограниченный контингент советских войск.
Чтобы оценить по достоинству августовский Пакт, нельзя забывать то, что, когда самолет с Риббентропом приземлялся в Москве, происходило на другой стороне планеты. А там 23 августа на Халхин-Голе Георгий Константинович Жуков, проводя операцию на окружение японцев, бросил в бой последний резерв - авиадесантную бригаду и две роты пограничников. Воздушные бои продолжались там еще в сентябре, когда Гудериан в первый раз брал Брестскую крепость.

Японцы оценили побоище, называемое нами пограничным конфликтом, как вторую русско-японскую войну. Кончилась она совсем не так, как в 1905-ом, и в апреле 1941, за два месяца до нацистского нашествия, в Москве был подписан пакт о нейтралитете. Конечно, кому-то хотелось бы, чтобы японцы не на Перл-Харбор напали бы, а на Владивосток. Англичане и американцы даже свою лепту внесли, заключив в разгар конфликта на Халхин-Голе договора с Японией, крайне выгодные для последней.

Но не получилось, и плоды русской дипломатии появились уже на 15-ый день войны с немцами, когда 800 танков Забайкальского 5-ого механизированного корпуса чувствительно приложили идущего на Москву Гудериана во фланг. Попавшая в суматохе первых дней войны на Украину моторизованная дивизия этого корпуса сумела не дать немцам взять Киев с ходу. Ну а о сибирских дивизиях под Москвой вы все конечно помните.
Из дипломатической подготовки к первой Отечественной широко известен Бухарестский мир Михаила Илларионовича Кутузова, подписанный с турками за месяц до вторжения Бонапарта. Геополитическое пространство поделили по реке Прут, где теперь с Румынией граничит Молдова, тоже вспоминающая недобрым словом Молотова и Риббентропа.

На противоположном фланге приближающейся войны месяцем раньше был заключен пакт о нейтралитете с бывшим Наполеоновским маршалом и тогдашним шведским королем Берандотом. Наполеон пытался склонить своего выдвиженца к совместному походу на Россию, обещая вернуть ему Финляндию. Последняя была отторгнута у Швеции тремя годами раньше при самом активном участии наших земляков Кульнева и Барклая де Толли. Но коварные русские пообещали Берандоту Норвегию, находящуюся в унии с союзницей Наполеона Данией. Вряд ли такие обещания фиксируются письменно, но и устное соглашение было со стороны России неукоснительно выполнено уже в 1814 году.
Представьте себе, что бы было с Россией, если бы одновременно с Наполеоном шведы пошли бы на Петербург, а турки – на Киев? Ведь тогда, в отличие от 1941 года, и Москву сдать пришлось.

Самое интересное, что на момент вторжения Россия и Франция были связаны Пактом, который был гораздо серьезнее договора между Германией и СССР. В 1807 году Александр и Наполеон встретились вдвоем на плоту посреди Немана в виду города Тильзит. Александр хорошо помнил, как «под Аустерлицем он бежал». Бонапарту же припоминалось многочасовое стояние на кладбище Прейсиш – Эйлау под русскими ядрами. Поэтому переговоры прошли в дружеской обстановке и оказались на диво конструктивными. Быстро переделили Польшу. Поделили и Пруссию, король которой ожидал результатов переговоров на северном берегу. Главный пункт Тильзитского договора решили не публиковать: стороны обязались помогать друг другу во всякой наступательной и оборонительной войне, где только это потребуется обстоятельствами. Александр успел заступиться перед англичанами за Данию, а Бонапарт равнодушно взирал на действия русских в Финляндии, как Гитлер зимой 1940-ого.

Агрессия Наполеона пакт, конечно, отменила, и Пушкин с облегчением сказал: Тильзит, при звуке сем обидном, теперь не побледнеет Росс.
Конечно, мировое сообщество теперь решительно осуждает тайные соглашения, противоречащие общечеловеческим ценностям. Да и между Тильзитским миром и обсуждаемым Пактом лежат 132 года! Но и нас от Пакта отделяют 74 года – более половины предыдущего временного отрезка.
Впрочем, и на наших глазах в феврале 1990 года Горбачев, переговариваясь в Москве с госсекретарем Бейкером, вырвал у него устное обещание о том, что НАТО не продвинется на восток ни на дюйм. Но Бейкер не Риббентроп, и где теперь НАТО?

Можно вспомнить и о том, как нетрезвый Ельцин в августе 1994 года дирижировал немецким военным оркестром, когда российская армия в одностороннем порядке, безусловно и безвозмездно выводилась и из Германии, и из Латвии. Вот это, понимаешь, дипломатия! Если Молотова прозвали господином «нет», то ельцинского министра Козырева, как панельную деву, звали господином «да».
Мы с Яковым Плинером немного окунулись в эту грязную геополитику, когда Эйнар Репше созвал парламент в ночь накануне нападения США на Ирак. Было это за двадцать дней до того, как Яков Гдальевич в одиночку объявил кампанию гражданского неповиновения надвигающейся «школьной реформе». Эйнар чувствовал ситуацию, и заявил, что «плохой парень» Саддам Хуссейн закрывает курдские школы. Но больше он уверял нас в наличии у Саддама неисчерпаемых запасов оружия массового уничтожения, которое впоследствии в Ираке найти так и не удалось. В общем, мы вступили в войну на пару часов раньше США. И после этого Яков, характеризуя с трибуны Сейма внешнюю политику Латвии, неоднократно задавал риторический вопрос: что это там за собачка бежит впереди Буша?

Мне тоже в 2009 году февральской ночью пришлось вести дипломатические переговоры с литовскими пограничниками на мосту через Неман в виду города Советска, как стал назваться Тильзит по Ялтинским соглашениям. Я объяснял, что все сопровождающие меня граждане и неграждане Латвии, оказавшиеся невъездными в Евросоюз, в этом Евросоюзе и родились. А в черный Шенгенский список их внесли неблагодарные чухонцы, за выраженную на пикете у их посольства в Риге солидарность с Ночным дозором.

Я заявил, что уже через пять часов должен стоять на трибуне дружественного литовцам Сейма. Да черт с вами, езжайте, сказал дежурный офицер после нескольких бесплодных попыток дозвониться до медлительного Таллинна. А возвращались мы из присоединенной к Польше в качестве компенсации за Пакт Западной Померании. Там я извинялся за действия 15-ой латышской дивизии СС. В местечке Подгае наши земляки сожгли заживо 32 пленных из состава Войска польского. Так что не только с большевизмом они успели повоевать.
Времена не выбирают. В них живут и умирают.
Мы с вами немного попутешествовали в мутной реке истории. Не всегда стоит, как известная субстанция, пассивно сплавляться вниз по течению. Иногда загребайте и поперек, и все у вас получится.

Форум «За прогресс в Латвии»

Научно-практическая конференция
«Договор о ненападении между Германией и СССР от 23.08.1939 г. – правда и спекуляции».

Рига, 22 августа 2013 года.

FMS

Воин

Трибуна

Россия помнит о своих соотечественниках, а провокаторы терпят фиаско. (РИГА, 2 ноя — Sputnik, Андрей Солопенко.)
далее

Откликнитесь, активные сениоры! Клуб пенсионеров Русского общества приглашает к сотрудничеству. (Марина Блументаль, газета «Сегодня», 19.10.2018.)
далее

Евросоюз не хочет признавать, что в Латвии не соблюдаются права человека. (Андрей Солопенко, портал Rubaltic, 20 августа 2018 г.)
далее

Частные вузы Латвии расплачиваются за конформизм и соглашательство. Александр Малнач (портал Ритм Евразии, 05.07.2018.)
далее

ЛИКВИДАЦИЯ РУССКИХ ШКОЛ. (Виктор Гущин, журнал "СТРАТЕГИЯ РОССИИ" №7, Июль 2018)
далее

«Латвийская реформа образования — это месть русским за советскую власть». (Андрей Солопенко, портал Rubaltic.ru, 12 июня 2018)
далее

«Эта публика бесстыдно лжет» (Владимир Веретенников, Лента.ру, 7 июня 2018)
далее

Горькие уроки российской политики соотечественников. (Владимир Веретенников, газета «Сегодня», 25.04.2018)
далее

ЕСТЬ ЛИ В ЛАТВИИ ОБРАЗОВАНИЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ? (Редакционный материал портала MEETING , 12.04.2018.)
далее

Лингвистический геноцид в образовании. Доклад Татьяны Жданок на Вселатвийском родительском собрании 31 марта 2018 года.
далее