Владимир Бузаев, кандидат технических наук: «Договор о ненападении с Германией – выдающийся успех российской дипломатии»

Еще 23 августа 1989 года, в период массового психоза, выразившегося в известной «Балтийской цепочке», мне закралась в голову крамольная мысль. Раз ТАКИЕ люди как Яковлев ТАК ненавидят этот Пакт, значит в нем есть что-то хорошее? И я постепенно пришел к убеждению, что Пакт вместе с обнаруженными через три года после его осуждения секретными протоколами и последующим договором о дружбе и границе, способствовал тому, что война с немцами закончилась на Эльбе, а вовсе не на линии Архангельск – Волга.

Великая Отечественная война уже третья по счету, когда России удалось отразить орды захватчиков, пришедших с «цивилизованного запада». Отечественной называлась у нас и Первая мировая. Николай тогда бесхитростно выступил на стороне подвергнувшейся агрессии Сербии, уложил в восточной Пруссии две армии, спас Париж, и менее, чем за год сдал Польшу и пол Прибалтики. Фронт стабилизировался под Ригой, пребывавшей к тому времени в составе Империи более 200 лет. После того, как удалось войну империалистическую превратить в войну гражданскую, Черчилль, инициатор интервенции, сказал: судьба обошлась с Россией безжалостно. Её корабль затонул, когда до гавани оставалось не более полумили.

В сталинском же варианте немцы заняли Париж 14 июня, а 17 июня в Риге цветами встречали ограниченный контингент советских войск.
Чтобы оценить по достоинству августовский Пакт, нельзя забывать то, что, когда самолет с Риббентропом приземлялся в Москве, происходило на другой стороне планеты. А там 23 августа на Халхин-Голе Георгий Константинович Жуков, проводя операцию на окружение японцев, бросил в бой последний резерв - авиадесантную бригаду и две роты пограничников. Воздушные бои продолжались там еще в сентябре, когда Гудериан в первый раз брал Брестскую крепость.

Японцы оценили побоище, называемое нами пограничным конфликтом, как вторую русско-японскую войну. Кончилась она совсем не так, как в 1905-ом, и в апреле 1941, за два месяца до нацистского нашествия, в Москве был подписан пакт о нейтралитете. Конечно, кому-то хотелось бы, чтобы японцы не на Перл-Харбор напали бы, а на Владивосток. Англичане и американцы даже свою лепту внесли, заключив в разгар конфликта на Халхин-Голе договора с Японией, крайне выгодные для последней.

Но не получилось, и плоды русской дипломатии появились уже на 15-ый день войны с немцами, когда 800 танков Забайкальского 5-ого механизированного корпуса чувствительно приложили идущего на Москву Гудериана во фланг. Попавшая в суматохе первых дней войны на Украину моторизованная дивизия этого корпуса сумела не дать немцам взять Киев с ходу. Ну а о сибирских дивизиях под Москвой вы все конечно помните.
Из дипломатической подготовки к первой Отечественной широко известен Бухарестский мир Михаила Илларионовича Кутузова, подписанный с турками за месяц до вторжения Бонапарта. Геополитическое пространство поделили по реке Прут, где теперь с Румынией граничит Молдова, тоже вспоминающая недобрым словом Молотова и Риббентропа.

На противоположном фланге приближающейся войны месяцем раньше был заключен пакт о нейтралитете с бывшим Наполеоновским маршалом и тогдашним шведским королем Берандотом. Наполеон пытался склонить своего выдвиженца к совместному походу на Россию, обещая вернуть ему Финляндию. Последняя была отторгнута у Швеции тремя годами раньше при самом активном участии наших земляков Кульнева и Барклая де Толли. Но коварные русские пообещали Берандоту Норвегию, находящуюся в унии с союзницей Наполеона Данией. Вряд ли такие обещания фиксируются письменно, но и устное соглашение было со стороны России неукоснительно выполнено уже в 1814 году.
Представьте себе, что бы было с Россией, если бы одновременно с Наполеоном шведы пошли бы на Петербург, а турки – на Киев? Ведь тогда, в отличие от 1941 года, и Москву сдать пришлось.

Самое интересное, что на момент вторжения Россия и Франция были связаны Пактом, который был гораздо серьезнее договора между Германией и СССР. В 1807 году Александр и Наполеон встретились вдвоем на плоту посреди Немана в виду города Тильзит. Александр хорошо помнил, как «под Аустерлицем он бежал». Бонапарту же припоминалось многочасовое стояние на кладбище Прейсиш – Эйлау под русскими ядрами. Поэтому переговоры прошли в дружеской обстановке и оказались на диво конструктивными. Быстро переделили Польшу. Поделили и Пруссию, король которой ожидал результатов переговоров на северном берегу. Главный пункт Тильзитского договора решили не публиковать: стороны обязались помогать друг другу во всякой наступательной и оборонительной войне, где только это потребуется обстоятельствами. Александр успел заступиться перед англичанами за Данию, а Бонапарт равнодушно взирал на действия русских в Финляндии, как Гитлер зимой 1940-ого.

Агрессия Наполеона пакт, конечно, отменила, и Пушкин с облегчением сказал: Тильзит, при звуке сем обидном, теперь не побледнеет Росс.
Конечно, мировое сообщество теперь решительно осуждает тайные соглашения, противоречащие общечеловеческим ценностям. Да и между Тильзитским миром и обсуждаемым Пактом лежат 132 года! Но и нас от Пакта отделяют 74 года – более половины предыдущего временного отрезка.
Впрочем, и на наших глазах в феврале 1990 года Горбачев, переговариваясь в Москве с госсекретарем Бейкером, вырвал у него устное обещание о том, что НАТО не продвинется на восток ни на дюйм. Но Бейкер не Риббентроп, и где теперь НАТО?

Можно вспомнить и о том, как нетрезвый Ельцин в августе 1994 года дирижировал немецким военным оркестром, когда российская армия в одностороннем порядке, безусловно и безвозмездно выводилась и из Германии, и из Латвии. Вот это, понимаешь, дипломатия! Если Молотова прозвали господином «нет», то ельцинского министра Козырева, как панельную деву, звали господином «да».
Мы с Яковым Плинером немного окунулись в эту грязную геополитику, когда Эйнар Репше созвал парламент в ночь накануне нападения США на Ирак. Было это за двадцать дней до того, как Яков Гдальевич в одиночку объявил кампанию гражданского неповиновения надвигающейся «школьной реформе». Эйнар чувствовал ситуацию, и заявил, что «плохой парень» Саддам Хуссейн закрывает курдские школы. Но больше он уверял нас в наличии у Саддама неисчерпаемых запасов оружия массового уничтожения, которое впоследствии в Ираке найти так и не удалось. В общем, мы вступили в войну на пару часов раньше США. И после этого Яков, характеризуя с трибуны Сейма внешнюю политику Латвии, неоднократно задавал риторический вопрос: что это там за собачка бежит впереди Буша?

Мне тоже в 2009 году февральской ночью пришлось вести дипломатические переговоры с литовскими пограничниками на мосту через Неман в виду города Советска, как стал назваться Тильзит по Ялтинским соглашениям. Я объяснял, что все сопровождающие меня граждане и неграждане Латвии, оказавшиеся невъездными в Евросоюз, в этом Евросоюзе и родились. А в черный Шенгенский список их внесли неблагодарные чухонцы, за выраженную на пикете у их посольства в Риге солидарность с Ночным дозором.

Я заявил, что уже через пять часов должен стоять на трибуне дружественного литовцам Сейма. Да черт с вами, езжайте, сказал дежурный офицер после нескольких бесплодных попыток дозвониться до медлительного Таллинна. А возвращались мы из присоединенной к Польше в качестве компенсации за Пакт Западной Померании. Там я извинялся за действия 15-ой латышской дивизии СС. В местечке Подгае наши земляки сожгли заживо 32 пленных из состава Войска польского. Так что не только с большевизмом они успели повоевать.
Времена не выбирают. В них живут и умирают.
Мы с вами немного попутешествовали в мутной реке истории. Не всегда стоит, как известная субстанция, пассивно сплавляться вниз по течению. Иногда загребайте и поперек, и все у вас получится.

Форум «За прогресс в Латвии»

Научно-практическая конференция
«Договор о ненападении между Германией и СССР от 23.08.1939 г. – правда и спекуляции».

Рига, 22 августа 2013 года.

FMS

Воин

Трибуна

Частные вузы Латвии расплачиваются за конформизм и соглашательство. Александр Малнач (портал Ритм Евразии, 05.07.2018.)
далее

ЛИКВИДАЦИЯ РУССКИХ ШКОЛ. (Виктор Гущин, журнал "СТРАТЕГИЯ РОССИИ" №7, Июль 2018)
далее

«Латвийская реформа образования — это месть русским за советскую власть». (Андрей Солопенко, портал Rubaltic.ru, 12 июня 2018)
далее

«Эта публика бесстыдно лжет» (Владимир Веретенников, Лента.ру, 7 июня 2018)
далее

Горькие уроки российской политики соотечественников. (Владимир Веретенников, газета «Сегодня», 25.04.2018)
далее

ЕСТЬ ЛИ В ЛАТВИИ ОБРАЗОВАНИЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ? (Редакционный материал портала MEETING , 12.04.2018.)
далее

Лингвистический геноцид в образовании. Доклад Татьяны Жданок на Вселатвийском родительском собрании 31 марта 2018 года.
далее

Саласпилсскому мемориалу подменили ориентацию. (Александр МАЛНАЧ, портал Ритм Евразии, 13.03.2018).
далее

Последняя зима. (Владимир Веретенников, газета "Сегодня", портал Vesti, 07.03.2018.)
далее

Русский взгляд на новейшую историю Латвии перевели на английский: с книгой познакомятся дипломаты, исследователи, студенты. (Андрей Солопенко, BaltNews, 26.02.2018.)
далее