Александр Малнач, магистр истории: «Пакт Молотова – Риббентропа в свете исторической неизбежности Второй мировой войны» (Размышления на полях книги Виктора Суворова «День М»)

В советско-германском договоре о ненападении, известном как пакт Молотова – Риббентропа, многие видят ключ от Второй мировой войны. В пользу этого мнения приводятся соображения хронологического и геополитического характера: 23 августа 1939 года Гитлер и Сталин стали союзниками, говорят эти многие, и вскоре, 1 сентября, Германия вторглась в Польшу.

Без соучастия СССР подобная авантюра была бы немыслима, настаивают они, ожидая от советского руководства и лично товарища Сталина проявлений рыцарского благородства.
По их словам, Сталин должен был с порога отвергнуть заискивания нацистского руководства, твердо заявив Гитлеру, что в случае нападения на Польшу Германия будет иметь дело не только с польской, но и с Красной Армией. Такой шаг, по мнению многих, мог предотвратить Вторую мировую войну.

Но много и тех, кто видит в пакте Молотова – Риббентропа спасительную отсрочку для СССР. Благодаря договору о ненападении с Германией, утверждают они, СССР сумел на два года оттянуть момент неизбежного столкновения с Германией, выиграв время для подготовки к большой войне.
Виктор Резун, пишущий под скромным псевдоним «Суворов», довольно убедительно показал, что на момент заключения договора о ненападении с Германией 23 августа 1939 года, Советский Союз был способен вести оборонительно-наступательную войну и уже приступил к подготовке массированного наступления против Германии. Можно как угодно относиться к личности Виктора Резуна, но нельзя отмахнуться от приводимых им данных, свидетельствующих, что уже 19 августа советское руководство приняло решение о начале тайной всеобщей мобилизации, которая к лету 1941 года должна была привести и привела к концентрации на советско-германской границе группировки войск, небывалой по своей мощи.

Гитлер, утверждает Виктор Резун, всего на две недели опередил Сталина. Вторжение 22 июня 1941 года предупредило наступление Красной Армии против Германии и Румынии, сорвало «наступательную операцию удивительной красоты», подчеркивает Резун. И с ним трудно не согласиться. Не знаю, как вы, а я, рассматривая картину первых месяцев Великой Отечественной войны, ударам в восточном направлении групп армий «Север», «Центр» и «Юг» вермахта, предпочел бы удары Северо-западного, Западного, Юго-Западного и Южного фронтов Красной Армии в западном и юго-западном направлении.

Но дело не в моих и ни в чьих других предпочтениях. Дело в том, что Виктор Резун и те, кто за ним стоит и идет, утверждают, что пакт Молотова – Риббентропа был коварной уловкой Сталина. Пентюх Гитлер просто попался на заброшенную Сталиным удочку. Резун так и пишет: «Пакт Молотова – Риббентропа был придуман Сталиным для того, чтобы руками Гитлера начать Вторую мировую войну, разорить и ослабить Европу, в том числе и Германию». «Вина Иосифа Сталина в развязывании Второй мировой войны ничуть не меньше вины Адольфа Гитлера», - продолжает он. И даже больше того: «Второй мировой войны могло и не быть. Выбор был за Сталиным» (с. 58). Итоговый вывод Резуна и вовсе режет по живому: «Советский Союз развязал Вторую мировую войну. Окончательное решение начать войну Сталин принял 19 августа 1939 года», т.е. до того, как заключил союз с Гитлером, развязавший тому руки для нападения на Польшу. Почему именно 19 августа? Потому, что в этот день сталинское Политбюро, по мнению Резуна, приняло решение о проведении тайной мобилизации, а мобилизация – это война.

Однако к этому времени мировая война уже несколько лет велась силами Италии, Германии и Японии при попустительстве США, Англии и Франции. 2 октября 1935 года Италия напала на Абиссинию и 9 мая 1936 года анексировала ее. Мятеж генерала Франко 18 июля 1936 года был устроен и поддержан Берлином и Римом; итало-германская интервенция в Испании превратила в театр военных действий саму Европу. В ноябре 1936 года Германия и Япония заключили направленный против СССР «Антикоминтерновский пакт», а через год его участниками стали Италия и Венгрия. 7 июля 1937 года Япония напала на Китай; в их противостояние оказались вовлечены Монголия и СССР. 12 марта 1938 года Германия присоединила Австрию; в сентябре того же года – Судетскую область Чехословакии. 15 марта 1939 года Германия оккупировала остатки Чехословакии.

На основании того, что в этих конфликтах прямо не участвовали Англия, Франция и США, их не считают эпизодами Второй мировой войны. Однако косвенно так называемые «западные демократии» участвовали в них, всякий раз действуя на стороне агрессора. Столкновение СССР с коалицией враждебных государств, опиравшейся на благожелательный нейтралитет Англии, Франции и США, было вопросом ближайшего будущего. Стратегия и тактика «западных демократий» сводилась к стравливанию Германии, Японии и СССР.

В 1934 году Ллойд-Джордж так определял доктрину Британии: «Отвлечь от нас Японию и Германию и держать СССР под постоянной угрозой. Мы предоставим Японии свободу действий против СССР. Пусть она расширяет корейско-маньчжурскую границу вплоть до Ледовитого океана и присоединит к себе дальневосточную часть Сибири... Мы откроем Германии дорогу на восток и тем обеспечим столь необходимую ей возможность экспансии» (с. 51).

В декабре 1936 года Гитлер и командование вермахта определились, что нападению на СССР будет предшествовать разгром Польши. Сталину стало об этом известно через пару дней. 3 апреля 1939 года Гитлер приказал активизаровать план «Вайс», который предусматривал захват Польши и одновременно или вслед за Польшей взятие под контроль Литвы и Латвии «до границ старой Курляндии». Сталину доложили об этом 10 дней спустя. Мобилизационный план, легший в основу создания германских сухопутных сил военного времени, с которыми Гитлер вторгся в Польшу, был принят 1 марта 1939 года, т.е. почти за полгода до того, как сталинское Политбюро решилось, по данным Резуна, на проведении мобилизации. Медлить было нельзя. 1 сентября 1939 года – в день, когда Гитлер вторгся в Польшу, СССР ввел всеобщую воинская повинность. Германия сделала это 16 марта 1935 года.

«В войне повинен не тот, кто ее начал, а тот, кто сделал ее начало неизбежным», - сформулировал важный принцип историк Евгений Викторович Тарле. При выявлении того исторического момента, когда большая война в Европе стала неизбежностью, мы не можем остановиться на 19 августа и 1 марта 1939 года, т.е в пунктах начала мибилизации Советским Союзом и Германией. И пакт Молотова – Риббентропа также не может служить для этого точкой отсчета.

«Решение воевать и установление первоначальной даты нанесения удара по Польше Берлин принял не после, а до встречи Риббентропа со Сталиным и Молотовым, до подписания договора о ненападении со всеми приложениями», - пишет Валентин Фалин. Между тем, судьбу Польши предопределил Мюнхенский сговор Германии, Великобритании, Франции и Италии от 29 сентября 1938 года и последовавший за ним раздел Чехословакии, в котором приняли участие Польша и Венгрия. Мюнхенская сделка довершила разрушение Версальской системы, но ее демонтаж начался сразу после прихода к власти в Германи Гитлера и его нацистской своры. Прихода или привода к власти – это уже другая тема, хотя и тут прослеживается действенное участие США и Великобритании. В 1935 году Германия вышла из военных статей Версальского мирного договора 1919 года и ввела всеобщую воинскую повинность, не встретив никакого противодействия со стороны гарантов Версальской системы Англии и Франции.

В воле и силах этих государств было предотвратить любые покушения на созданную ими систему, но они этого не сделали. Вместо того, чтобы служить преградой милитаристским устримлениям Гитлера на ранних этапах, Англия и Франция включились в «сдерживание» Германии на стадии, непосредственно предшествовавшей началу большой войны: 30 марта Англия и Франция дали Польше гарантии ее целостности и независимости, что в случае по сути решенной уже агрессии со стороны Германии, превращало локальный германо-польский конфликт в общеевропейскую войну.

Критики советско-германского пакта о ненападении упрекают Сталина в том, что тот не оказал никакой помощи полякам, подвергшимся агрессии со стороны Германии, но как союзник Гитлера, принял участие в разделе Польши. Как тогда следует расценивать поведение Англии и Франции, которые, согласно данной ими гарантии целостности и независимости Польши, обязаны были с оружием в руках выступить против агрессора, но остались недвижимы? Англия и Франция объявили 3 сентября войну Германии, но этим и ограничились. Чтож, это очень по-рыцарски, заключить договор о взаимопомощи и отказаться от фактического исполнения его условий, когда помощь понадобилась. И, главное, очень благоразумно. Еще посол США в СССР Уильям Буллит указывал на стремление англичан и французов после Мюнхена довести дело до «войны между германским рейхом и Россией», чтобы в финальной ее фазе «атаковать Германию и добиться ее капитуляции». Но Буллит умалчивал о том, что такой же линии поведения придерживались США. Сталину это было известно.

Советско-германский договор 1939 года вызывает столь яростные нападки потому, что испортил эту игру. Пакт Молотова – Риббентропа «изменил очередность и «расписание» планируемых Гитлером нападений на менее приемлемое для Запада. Но главное – договор 1939 г., поменяв «расписание» войны, поменял и послевоенную конфигурацию, сделав невозможным для англосаксов войти в Восточную Европу ни в начале войны, ни после победы», - подчеркивает Наталья Нарочницкая.
Тем не менее ни к Франции, ни к Англии, ни к США у Резуна не возникает вопросов. Почему он обходит молчанием их роль в поощрении германских поползновений на востоке? Не потому ли, что дописывал свою книгу в Лондоне? Вместо многовекторного анализа ситуации, резун твердит свое: «Если бы Сталин...» и т.д.

На мой взгляд, слишком много «если» должны были стать условием предотвращения Второй мировой войны. Если для того, чтобы избежать глобального военного столкновения требовалось радикально изменить внутреннюю и внешнюю политику таких крупных держав, как США, СССР, Великобритания, Германия, Франция, Италия и Япония, и вместе с тем едва ли не всех других стран Европы, включая такие, как Польша, Румыния, Швеция, Финляндия, Латвия, Литва, Эстония, Испания, Турция и т.д., то сама идея предотвращения Второй мировой войны уносится в космические дали ненаучной фантастики.

На этом я мог бы поставить точку, но не сделаю этого. И вот почему.
Все шаги, предпринимавшиеся Сталиным, Гитлером и их партнерами, совершались в системе координат не Сталиным и тем более не его младшим современником Гитлером установленной. А вот их партнеры – Англия, Франция и США – имели к этой системе прямое отношение. Исследуя причины Второй мировой войны, мы не можем сказать: виноват пакт Молотова – Риббентропа и его участники; или: виновата Мюнхенская сделка и ее участники; или: виноват наплевавший на условия Версальского договора Гитлер и те, кто его вовремя не остановил. Хотя и они виноваты тоже.

Поиск причин Второй мировой войны приводит нас в Версаль, где был подписан Версальский мирный договор 1919 года. Этот договор породил Версальскую систему, дискриминировав такие страны, как Германия и Россия. Разрушение этой несправедливой системы стало на очередь дня с момента ее создания. «Разбойничий» (по выражению Ленина) Версальский мир не разрешил, а усугубил противоречия, приведшие к Первой мировой войне.

В сущности Версальский мир вообще не мир, а перемирие. Экономический потенциал Германии был ослаблен войной, но не уничтожен и обречен на восстановление. А значит императив борьбы за жизненное пространство для немцев оставался в силе. Потенциал России был серьезно подорван кровопролитной империалистической войной, переросшей в кровопролитнейшую войну гражданскую, но многократно возрос в силу осуществившейся в России социальной революции. История не знает ни одной великой революции, что не таила бы в себе колоссального экспансианистского потенциала. Надо смотреть на вещи трезво: Сталин претендовал на лавры Наполеона с куда большим основанием, чем Резун цепляется за ореол славы Суворова.

В 30-е годы антироссийская политика Англии, Франции, США, Германии, Италии и Японии проводилась под маркой антибольшевизма. Не буду останавливаться на том, какую роль в развитии революционного процесса в России сыграли ее противники и союзники в Первой мировой войне. Но отмечу, что первая революционная попытка 1905-1907 годов, которая могла разрядить социальное напряжение, накапливавшееся в России с середины XIX века, была подавлена самодержавием на французские и английские деньги. Англии и Франции нужен был «надежный» союзник в предстоящей не сегодня завтра схватке с Германией. Русская революция, как им казалось, этому мешала. Мешала она, как им казалось, и спокойному испомещению в России избыточных капиталов. В свою очередь царь за удовольствие подавить революцию заплатил утратой самостоятельности России в решении вопросов войны и мира.

Вторая мировая вышла из чрева Первой мировой войны, а факт коллективной ответственности за нее крупных европейских и неевропейских (империалистических) держав не подлежит сомнению. Первую мировую войну начали Германия и Австро-Венгрия, но стремились к ней, разжигали ее не только они, но и Англия, Франция, Россия. Увы, ответственность России за развязывание Первой мировой войны не только не меньше, чем у других европейских держав, но даже больше в силу ряда причин, перечисление которых здесь не к месту.

Однако по меньшей мере сомнительным следует признать поведение Соединенных Штатов Америки, которые в течении первых трех лет войны стояли в сторонке, наживаясь при этом на военных поставках, чтобы заменить Россию за столом победителей, когда основная работа по сокрушению военного потенциала Германии была уже проделана другими. Возникшая в ходе этой сверхприбыльной для Америки торговли вооружениями проблема долгов явилась той миной замедленного действия, которая сдетонировала на рубеже 20-30-х годов, превратив американский экономический кризис в мировой. Между тем взаимосвязь между экономической депрессией начала 30-х и успехами национал-социализма в Германии является общепризнанной.

Причины Второй мировой коренятся в последствиях Первой мировой войны, следовательно уяснить себе истоки одной мы сможем только проследив истоки другой. Добросовестный исследователь вынужден будет пройти путь равный истории человечества. Но с известными оговорками и экскурсами в прошлое можно начать поиски этих истоков во второй половине XIX века, когда развитие капитализма вступило в империалистическую фазу.

История человечества наполнена кровопролитными войнами. Капитализм породил глобальный рынок, сделал этот рынок крайне тесным для его участников и тем самым придал войнам мировой характер. Опыт двух мировых войн не является страховкой от возможности его повторения. Ощущение неизбежности Третьей мировой войны давно уже владеет умами. Многие утверждают, что Третья мировая война уже началась. Попытки свалить вину за Вторую мировую войну на Сталина и СССР призваны отвлечь нас от поиска аналогий, неудобных для тех, кто готов развязать новую глобальную бойню.

Форум «За прогресс в Латвии»

Научно-практическая конференция
«Договор о ненападении между Германией и СССР от 23.08.1939 г. – правда и спекуляции».

Рига, 22 августа 2013 года.

FMS

Воин

Трибуна

Школу «Эврика» выгнать! Детский сад создать! (Как Рижская Дума «защищает» права детей).
далее

Учиться на латышском или на русском: отвечают дети «оккупантов» Андрей Солопенко, RuBaltic.Ru, 12.04.2019.
далее

Нельзя оставаться в стороне: как в Латвии отстоять правду о Великой Победе. (РИГА, 08.04.2019. — Sputnik, Андрей Солопенко)
далее

Что делали в Мадоне министр культуры Даце Мелбарде и пропагандист Ансис Пуполс? (Александр МАЛНАЧ, 20.03.2019)
далее

После учебы в России латвийские школьники остаются там. (Андрей Солопенко, портал BaltNews, 14.03.2019.)
далее

Русские Латвии – история и современность. (Андрей Солопенко, Sputnik, Рига, 17.02.2019.)
далее

Прачка-собачка, или Метаморфозы "Муму" и Рижского русского театра. (Рига, 2 янв. 2019., Sputnik, Александр Малнач)
далее

Чем российское образование привлекает выпускников латвийских школ. (Александр Гурин, портал BaltNews, 10.12.2018.)
далее

Операция "Ликвидация", или почему я не советую молодежи учиться на педагога. (Александр Гурин, портал BaltNews, 23.11.2018.).
далее

Россия помнит о своих соотечественниках, а провокаторы терпят фиаско. (РИГА, 2 ноя — Sputnik, Андрей Солопенко.)
далее