Провожаем молодых на учебу. С чем остаемся? (Татьяна Фаворская).

У современной латвийской молодежи, желающей получить высшее образование, есть множество вариантов выбора: их приглашают вузы Латвии, разных стран Европы, России. В Риге действует множество консультационных фирмочек, зазывающих выпускников средних школ в европейские вузы, на бюджетные места. Газеты пестрят объявлениями этих фирм.

Молодежный ответ ассимиляторам .
И несмотря на такой интенсивный маркетинг, а также на антироссийскую риторику со стороны латвийских властей, санкции и прочее давление, русская молодежь неизменно выбирает для получения высшего образования российские вузы. Причем, в этом году наблюдалось существенное возрастание числа желающих поучаствовать в конкурсе, проводимом посольством РФ, на получение бюджетного места. Многие из уезжающих на учебу в Россию, планируют там остаться, строить карьеру и устраивать свою жизнь.
То есть, молодежь в большинстве своем не планирует оставаться в Латвии, численность населения уменьшается, процент пенсионеров растет, о чем все последние годы с тревогой взывают к властям различные исследователи. Понятно, что российские вузы могут предложить множество специальностей, по которым не готовят в Латвии, и целый ряд абитуриентов устремляется в Россию по этой причине, но необходимо признать, что многие уезжают в российские вузы именно для того, чтобы покинуть Латвию навсегда. А вот об этом хочется поподробнее. Их отъезд — это ответ на запрет русского языка во многих сферах, на вытеснение русского языка из образовательного процесса, на оголтелую русофобию.

Существует ли в сегодняшней Латвии общественное протестное движение?
Так как значительная часть активных людей эмигрировала из Латвии, то нет точной картины социального портрета русской общины. Увеличение процента пенсионеров сказывается на характере декларируемого личностного протеста — часть пожилых людей ностальгируют о своем счастливом советском прошлом, и это дает повод латышским идеологам распространять миф, что все русские обязательно являются приверженцами советского режима, и предъявлять в связи с этим претензии русским за свои «страдания под коммунистическим гнетом», стыдливо умалчивая при этом о кровавой роли красных латышских стрелков в установлении советской власти в России в начале 20-го века, и об успешных карьерах их потомков в партийных советских органах в послевоенной Латвийской ССР. При этом, значительная часть советской латышской партноменклатуры прекрасно устроилась в новых условиях, сменив риторику, и заняв ключевые места в органах власти и крупном бизнесе сегодняшней националистической Латвии. (Стоит внимательно присмотреться к фамилиям и покопаться в памяти.)
Протестные движения в Латвии существуют, они разнообразны по численности, активности участников, по вызываемому интересу и поддержке со стороны общества. Назовем некоторые из них, проявившихся в латвийских СМИ и/или в соцсетях:
- Протестная деятельность правозащитных организаций общего характера, занимающихся обращением населения по разным вопросам нарушения прав человека.
- Протесты против института безгражданства и нарушения прав неграждан.
- Защита прав ветеранов Великой Отечественной войны.
- Антифашистское движение.
- Протесты жильцов денационализированных домов.
- Протестные объединения родителей по защите детей от раннего сексуального просвещения и гомопропаганды.
- Протесты против латышизации школ нацменьшинств.
- Социальные требования бюджетников с низкими зарплатами и пенсионеров.
- Протесты пострадавших от банков по ипотеке.
- Зеленое движение.
- Протесты гомосексуалистов против «гомофобии».
- Протесты против насильственного изъятия детей из семей социальными службами.
Нецелесообразно в данной статье ранжировать эти активности по значимости или масштабности, ведь для конкретных людей что-то одно из этого списка может быть судьбоносным, а остальное казаться второстепенным. В последнее время протестные действия реализуются преимущественно в виде писем, обращений, судебных процессов. Что касается публичных массовых мероприятий, то в последние годы самыми многочисленными были протесты бюджетников с требованием повышения зарплаты, с численностью не более одной-двух тысяч участников.

Родительское собрание .
Часть правозащитников в качестве одной из опор противостояния ассимиляции рассматривают школьное родительское собрание, которое формально может влиять на принятие решений по судьбе школы. Однако на практике обнаружилось, что «в рамках демократии», при очередном закрытии русских школ, бурные родительские собрания служат только для «выпускания пара», и не было ни одного случая, когда к мнению и требованиям родительского собрания чиновники прислушались. Этому способствовала также и неприятная для нас арифметика: на судьбоносное собрание, при количестве учащихся около трехсот ребят, могло бы прийти теоретически около шестисот родителей, плюс родственники, друзья, что наверняка напугало бы ликвидаторов, однако, в реальности бороться за свою школу приходили сто-двести родителей, с которыми опытные чиновники легко справлялись. А против вытеснения русского языка из образовательного процесса родительские протесты уже не проявляются. На пикеты, организованные в 2014 году Русским союзом Латвии в защиту русского языка в школах, собиралось не более сотни участников, в основном престарелого возраста. Родительское, и тем более, учительское присутствие, на этих пикетах, кроме единичных случаев, не просматривалось. В то же время, 11 декабря 2014 года около двух тысяч учителей провели пикет возле здания Сейма, требуя повышения зарплат.
Вместе с тем, потенциал у родительского собрания сохраняется. В пределах каждой конкретной школы родители многое могут, если найдут в себе силы превратить родительские объединения в реально действующую силу. И если такая активность все-таки возникнет, как первая ступень сопротивления ассимиляции, то на дальнейшее развитие событий можно будет смотреть оптимистично.

Хлеба и зрелищ.
Идея приоритета социальной защищенности, культивируемая т. н. центристскими политиками, оказывает вполне ощутимое влияние на мировоззрение русского электората, укрепляя в своем развитии мотивацию личного благополучия. Это проявляется в следующем высказывании, прозвучавшем на одной из дискуссий в русской среде: «главное для человека — состояться, и, состоявшись в своем бизнесе, в своей работе, приносящей личное благополучие, можно купить билет любой стоимости на гастроли русских деятелей культуры, оплатить своему ребенку любых репетиторов, кружки, студии, секции, и, таким образом, можно сохраниться и в следующем поколении русскими». Духовная составляющая отодвигается при этом на второй план или вообще не озвучивается. То есть, если человек «не состоялся» в денежном эквиваленте — он неудачник. Таким образом, постепенно захватывает умы некая смесь неомарксизма (первичность материи) с протестантской этикой (богоугодность материального благополучия), одним из последствий этого является, с одной стороны, атомизация общества — социальное разобщение и отстраненность, противоположность коллективизму, формирующее у части людей («состоявшихся») иллюзию индивидуальной свободы и превосходства, у других — т. н. выученную беспомощность, сопровождающуюся отказом от действия, нежеланием менять недружественную среду, даже когда появляется такая возможность («не пойду на пикет, все равно ничего изменить нельзя»). Некоторые эксперты это путают с якобы состоявшимся у русских латвийцев восприятием «европейских ценностей», в том числе сформировавшейся «европейской толерантностью», что совершенно не соответствует реальности, стоит только посмотреть на бунты с погромами в различных странах Европы по разным поводам.
Одновременно с этим, наблюдаем беспрецедентную массовость на бесплатных зрелищных мероприятиях. Фестиваль света „Staro Rīga 2014”, проходивший в рамках программы культурной столицы Европы с 14 по 18 ноября, посетили 500 тыс. человек, и это абсолютный рекорд фестиваля, как утверждали его устроители. По данным опроса «Евробарометра», 74% жителей Латвии заявили, что удовлетворены своей жизнью. Хлеба и зрелищ?
Таким образом, успешное обесценивание значимости русской темы, перенос акцента внимания русского электората с защиты своих прав на социальные проблемы, произведенное рядом популярных русскоязычных политиков, при поддержке СМИ, позволило переформатировать массовое сознание, сформировало у населения терпимость к национальному унижению, исказив порог чувствительности национального достоинства. Укрепляется мотивация личного благополучия, вместо коллективной неоплачиваемой деятельности в организациях гражданского общества, по отстаиванию своих интересов, по защите прав и достоинства, противостоянию дискриминации.

Проблемы.
Какие проблемы сегодня волнуют общественные организации русской диаспоры Латвии?
- Прежде всего это отъезд молодежи, постарение личного состава.
- Игнорирование со стороны бизнеса (имеется в виду не отказ в материальной помощи, а игнорирование возможности сотрудничества, которое, кстати, в некоторых моментах может быть взаимовыгодным, особенно для малого бизнеса). Мелкие предприниматели предпочитают идти в политику, в надежде на депутатство, где видят возможность для продвижения своего бизнеса, вместо консолидации с общественниками, и делегирования им своих интересов, считая (вполне справедливо), что русские общественные организации не имеют фактического влияния. То есть, получается замкнутый круг: нет взаимной поддержки — нет общих успехов.
- Низкая квалификация части лидеров и активистов в области управления персоналом, а также управления проектами, что отсекает возможность русским организациям полноценно участвовать в конкурсах европейских фондов, эта ниша практически полностью занята титульной частью гражданского общества.
- Неучастие (или символическое участие) в делах государства и самоуправлений. Одной из причин такой пассивности русских, после многолетнего прессинга, является упомянутая выше выученная беспомощность, неверие в возможность изменений и в собственные силы.
- Постепенное отдаление от культурной и прочей реальной жизни России, неясная политика правительства России в отношении соотечественников Прибалтики, фактическое приравнивание людей, оказавшихся жителями иностранных государств не по своей воле, к экономическим русскоязычным эмигрантам стран Европы.
- Бедность большинства организаций, не дающая возможность реализовать творческий и интеллектуальный потенциал сообщества. В связи с этим, появляется риск деинтеллектуализации и маргинализации.

Перспективы развития и влияния на массовость .
Возможны ли соприкосновения и объединения движений? Объединение невозможно, так как формат общественных организаций, составляющих гражданское общество, не предполагает слияния их в одну структуру с центральным ядром влияния. Сотрудничество и координация — возможны, на определенные акции, при договоренности активистов разных направлений о сотрудничестве, при наличии воли, ресурсов, в том числе материальных и интеллектуальных, и при поддержке СМИ, если бы такая была возможна.

FMS

Воин

Трибуна

«Важно, чтобы наш вуз был интересен вам», - сказала рижанам ректор Псковского госуниверситета.
далее

Как развивалась целенаправленная политика по выдавливанию русских из Латвии и что будут делать националисты, когда от русского присутствия останется один фантом. (РИГА, 26.09.2019. — Sputnik, Андрей Солопенко)
далее

Школу «Эврика» выгнать! Детский сад создать! (Как Рижская Дума «защищает» права детей).
далее

Учиться на латышском или на русском: отвечают дети «оккупантов» Андрей Солопенко, RuBaltic.Ru, 12.04.2019.
далее

Нельзя оставаться в стороне: как в Латвии отстоять правду о Великой Победе. (РИГА, 08.04.2019. — Sputnik, Андрей Солопенко)
далее

Что делали в Мадоне министр культуры Даце Мелбарде и пропагандист Ансис Пуполс? (Александр МАЛНАЧ, 20.03.2019)
далее

После учебы в России латвийские школьники остаются там. (Андрей Солопенко, портал BaltNews, 14.03.2019.)
далее

Русские Латвии – история и современность. (Андрей Солопенко, Sputnik, Рига, 17.02.2019.)
далее

Прачка-собачка, или Метаморфозы "Муму" и Рижского русского театра. (Рига, 2 янв. 2019., Sputnik, Александр Малнач)
далее

Чем российское образование привлекает выпускников латвийских школ. (Александр Гурин, портал BaltNews, 10.12.2018.)
далее