«Мадам Баттерфляй» разбивает наши сердца. (Александр Малнач)

Участие Хироми Омура в спектакле – это событие. Ее талант делает представление незабываемым. Лучшего оперного спектакля в Латвийской Национальной опере (ЛНО) в плане вокального и актерского мастерства мне видеть и слышать не доводилось, ибо «Мадам Баттерфляй» – это тот случай, когда от исполнительницы заглавной партии зависит всё или почти всё.

Можно подумать, что г-жа Омура специально создана для роли Чио-Чио-Сан, для нее она родилась в Токио, для нее закончила Токийский Национальный университет искусства и музыки, для нее совершенствовалась в Мантуе, Милане и Марселе.

В партии Чио-Чио-Сан г-жа Омура выходила на сцену Берлинской государственной оперы, Израильской оперы, Польской Национальной оперы, Большого театра, Сиднейской оперы и Мельбурнского Центра искусств (эта постановка с ее участием вышла на DVD — BaltNews.lv), а также оперных театров Испании, Франции и Швейцарии.

Повсюду ей сопутствовал успех, потому что нельзя не восхищаться голосом такой красоты и силы. Сопрано японской певицы поражает широтой диапазона, свободой дыхания, изяществом отделки, естественностью и при этом экстраординарной эмоциональностью исполнения.
Г-жа Омура владеет своим голосом и своим телом настолько, что соединяет их в одно неразрывное целое, полностью подчиняя их образу, в который погружается без остатка.

Вы увидите на сцене не просто певицу и не просто актрису высокого класса, а настоящую Чио-Чио-Сан: сначала наивную девочку-невесту, затем отринутую родней, но счастливую новобрачную, потом томящуюся одиночеством, но любящую и верную супругу и, наконец, обманутую, покинутую женщину, у которой отнято все, даже возможность жить дальше. Недаром кто-то из рецензентов отметил: «Омура разбивает наши сердца».
То же самое можно сказать о спектакле с участием г-жи Омура в ЛНО. К счастью, рижская постановка позволяет зрителю сосредоточиться на переживаниях героини. Ничто не отвлекает его от музыкально-литературной идеи этого во многих смыслах выдающегося произведения.

«Мадам Баттерфляй» в ЛНО — настоящий раритет.
В 2006 году под руководством Владимира Окуня был возобновлен спектакль, поставленный в мае 1925 года режиссером Софьей Дмитриевной Масловской в сотрудничестве с художником Эдуардом Витолсом. Декорации и костюмы выполнены в духе театра мирискусников, т. е. художественно воссоздают обстановку места действия — Нагасаки около 1900 года. «Нельзя сказать, что работа — особенно новая и оригинальная, но результат более чем удовлетворителен», — писал современник. И слава Богу! На фоне современных концептуальных постановок классических опер «Мадам Баттерфляй» ЛНО является глотком свежего воздуха. А г-жа Омура токами своего таланта электризует его до предела.

Я шел на экзотику — японка в роли японки — а попал на трагедию. Трагедию, как никогда актуальную, ведь за частной человеческой драмой Чио-Чио-Сан встает конфликт цивилизаций, не только не исчерпанный, но и с новой силой, на новом, так сказать, материале проявляющийся сегодня. Отвратительный, замешанный на расизме, цинизм Западной, а точнее — Американской цивилизации и ныне обрекает на гибель тысячи ни в чем не повинных людей. И в большом и в малом. Величие Пуччини, а он был предельно честен и самокритичен в этой своей опере, возвел частный случай до масштаба планетарной метафоры, а г-жа Омура выражает ее с беспощадной правдивостью.

При первых звуках ее голоса, еще за сценой, я понял, что нас ждет что-то необыкновенное. Выход г-жи Омура превзошел ожидания. Это было явление. Каждое ее движение было исполнено смысла, и каждый взгляд. Голос ее звучал волшебно, переливчато, без малейших соединительных швов и форсирования звука — легато самой высокой пробы. Дуэт Чио-Чио-Сан и Пинкертона (Андрис Лудвигс) в конце первого акта привел меня в волнение, которое не покидало до конца представления и не изгладилось из души до сих пор.

Из партнеров г-жи Омура выделялась меццо-сопрано Лаура Грецка, которая была довольно убедительна в партии Сузуки. С большим или меньшим успехом солисты нашей оперы служили достойной опорой для японской гостьи, но еще ни одну певицу так не ласкал наш оркестр. Вот это был дуэт так дуэт, и совершенно новое, небывалое качество.

Голос г-жи Омура не требует снисхождения. Он хорошо слышен из любого угла сцены и даже из-за кулис, но оркестр ЛНО под управление Мартиньша Озолиньша словно ложился к ногам японки, чтобы тут же встать труднопреодолимой преградой перед латвийскими «янки», которые и соединенными силами не могли пробиться сквозь плотный столб музыки. Не знаю, кто несет за это ответственность, лично Пуччини или маэстро Озолиньш, но склонен полагать, что речь здесь идет о любви с первого звука.

Оригинал статьи: http://baltnews.lv/authors/20150615/1013972961.html

FMS

Воин

Трибуна

Горькие уроки российской политики соотечественников. (Владимир Веретенников, газета «Сегодня», 25.04.2018)
далее

ЕСТЬ ЛИ В ЛАТВИИ ОБРАЗОВАНИЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ? (Редакционный материал портала MEETING , 12.04.2018.)
далее

Лингвистический геноцид в образовании. Доклад Татьяны Жданок на Вселатвийском родительском собрании 31 марта 2018 года.
далее

Саласпилсскому мемориалу подменили ориентацию. (Александр МАЛНАЧ, портал Ритм Евразии, 13.03.2018).
далее

Последняя зима. (Владимир Веретенников, газета "Сегодня", портал Vesti, 07.03.2018.)
далее

Русский взгляд на новейшую историю Латвии перевели на английский: с книгой познакомятся дипломаты, исследователи, студенты. (Андрей Солопенко, BaltNews, 26.02.2018.)
далее

Из человека разумного - в человека умелого: новый курс Минобразования. (РИГА, 25 янв. — Sputnik. Андрей Солопенко).
далее

Планы минобразования: в русских детских садиках рекомендуют создавать латышскую среду. (Владимир Акопов, BaltNews, 17.01.2018)
далее

Переписка Русского Общества в Латвии с Министерством образования и науки (МОН) Латвии
далее

"Обучаться на госязыке не способен". Истории о том, как реформа русской школы может покалечить детей (Александр Шамров 13.01.2018., BaltNews)
далее