Татьяна Фаворская: «Не допустить переформатирования сознания». (Андрей Солопенко, журнал "Балтийский мир", № 5, 2015 г.)

С момента распада СССР и образования независимой Латвии, в стране было создано немало различных общественных организаций, ориентирующихся в своей деятельности на проживающих здесь русских. «Русское общество в Латвии», является одной из старейших организаций, которая отметит в 2016 году двадцатилетие своей работы.

«Балтийский мир» побеседовал с его бессменным руководителем Татьяной Александровной Фаворской о том, что же произошло в жизни русской общины Латвии за столь долгий срок.

Татьяна Александровна, вы являетесь руководителем «Русского общества в Латвии» уже почти двадцать лет, скажите, пожалуйста, как изменилась русская община за это время, что было актуально для русских Латвии в начале вашей работы и сейчас?

Конечно, за всё время деятельности нашей организации мы отслеживали тенденции и динамику изменения русского общества, а также сами были конкретными участниками всех событий, актуальных для общины. Когда мы создавали наше «Русское общество в Латвии», русских общественных организаций было достаточно мало и поэтому интересны тогдашние высказывания разных людей в публичном пространстве, что данных организаций, наоборот, развелось очень много. Считаю это простой некомпетентностью, непониманием, что такое «гражданское общество». На одном из семинаров я даже слышала такую фразу, что «русские организации плодятся, как амёбы». Однако тогда, двадцать лет назад, русских организаций было всего около пятнадцати, в то время как латышская община очень активно создавала своё гражданское общество. На момент нашего создания латышских организаций было где-то около ста тридцати. Сейчас, по прошествии времени, русских организаций стало намного больше, думаю примерно 100-150 их есть. У них разные направления, но всех их объединяет одно – в их деятельности участвуют русские. В этом смысле, можно сказать, что русские Латвии также смогли создать некоторое подобие гражданского общества, хотя, к сожалению, латыши здесь сильно ушли вперёд – на данный момент всего общественных организаций в стране насчитывается более десяти тысяч.

Говоря об актуальности вопросов, когда мы создавались, мы поставили перед собой три главные цели: сохранение в Латвии русского языка, культуры и образования. Также ещё одно направление нашей деятельности было направлено на защиту прав соотечественников, многие из которых двадцать лет назад имели статус неграждан. Мы участвовали во всех акциях правозащитного характера, организуемых другими организациями, некоторые инициировали и организовывали сами. К сожалению, эти проблемы продолжают оставаться актуальными и сейчас, количество неграждан на сегодняшний день составляет 260 тысяч, что довольно много. Также осталось актуальным сохранение русского образования – русские школы продолжают закрывать и их количество за двадцать лет очень сильно уменьшилось, более чем в два раза. Наступления на русский язык в Латвии тоже всё ещё продолжаются. Правда нельзя сказать, что мы потерпели поражение, нет, это не так, мы продолжаем использовать все средства, которые у нас есть в рамках правовых возможностей.

Вообще за эти двадцать лет русские Латвии несколько изменились. Раньше они были более дезорганизованы и не понимали, что делать, а также, что с ними будет, ведь страны, в которой все мы жили, больше нет, и для многих это стало очень сильным шоком, поэтому потребность сплотиться была сильнее, чем сейчас. На этой волне крепнущего латышского национализма, притеснения и унижения русских, и правового вакуума, наша организация и образовалась, в попытке помочь решить многочисленные проблемы оставшихся русских жителей страны. В первые годы своей деятельности мы мощно развивались и были многочисленнее, чем сейчас. Думаю, что численный спад связан как с демографическими изменениями, ведь в данный момент в русской общине преобладают люди пожилого возраста, так и с психологической усталостью, которая присутствует среди русской части общества. Мне кажется, что часть латвийских русских смирилась со своим положением и сосредоточились на задачах собственного выживания, считая, что изменить ничего нельзя. Поэтому они стали массово уезжать за границу в поисках лучшей жизни, в более богатые страны ЕС. Также могу сказать, что они уезжают и в Россию и, на мой взгляд, туда уезжают именно лучшие кадры. Наш учебный центр занимаемся подготовкой школьников, учеников старших классов, к поступлению в российские ВУЗы на бюджетные места, и я вижу, что к нам приходят очень целеустремлённые ребята, стремящиеся закрепиться в России.

Какие учреждения помогали вашей организации в её деятельности и помогают сейчас?
Большую помощь нам оказывает посольство Российской Федерации в Латвии и ряд российских фондов. Мы пишем разные проекты, которые часто получают финансовую поддержку со стороны этих фондов. Да, не всегда наши проекты одобряются, но мы не обижаемся, так как это значит, что мы что-то недоработали, недостаточно обосновали нашу заявку. Хотя на большинство наших культурных проектов всё же финансирование предоставляется. На эти средства мы оборудовали наш учебный центр, также традиционно поддерживается Рождественский фестиваль, а сейчас, при поддержке правительства Москвы, провели концерт, посвящённый 120-летию Сергея Есенина. Могу сказать, что все наши культурные мероприятия публика очень тепло воспринимает, что свидетельствует о не иссякающем желании русской общины участвовать в них. Залы у нас всегда полные и даже переполненные. Также на все наши мероприятия вход бесплатный, это одно из условий грантов. Поэтому, на мой взгляд, помимо культурно-просветительской деятельности, здесь есть и социальная сторона – на концерты могут прийти те люди, для которых покупка билетов является некоторой проблемой.

Нашему учебному центру очень помог фонд «Русский мир», мы были одни из первых, получивших грант, когда фонд только начал действовать. С его помощью был обустроен компьютерный класс, приобретено другое оборудование и методические материалы для работы со школьниками и дошкольниками. Благодаря полученному компьютерному классу занятия по ряду предметов могли проводить на современном уровне. Дополнительным плюсом было то, что в те годы мы первые в Латвии начали проводить компьютерные курсы для пенсионеров. Также гранты частично помогали нам оплачивать аренду помещений Учебного центра. Мы находимся в центре города, в Старой Риге, где аренда стоит дороже, но мы специально держимся за это место, так как к нам приезжают люди из разных районов Риги, и даже из разных городов Латвии и, находясь в центре города, мы более доступны для посещения.

Московский Дом соотечественника прислал нам очень хорошие учебники, по которым дополнительно занимаются школьники, собирающиеся поступать в российские ВУЗы, ведь латвийская программа очень сильно отличается от российской. В принципе в разные годы по разным проектам нас поддерживали различные фонды. Также в первое десятилетие одним из приоритетов нашей деятельности была работа с ветеранами, и в этом нам очень помогало Посольство России в Латвии. Да, сейчас, к сожалению, ветеранов становится всё меньше, мы продолжаем поддерживать с ними контакты, но в силу возраста им уже тяжело приходить на организованные для них мероприятия.

К сожалению мы не получаем никакой поддержки от латвийских фондов и нас очень возмущают слова латышских чиновников и политиков, что почему русские организации не обращаются к ним. Мы обращались и писали различные проекты, но перестали это делать. Лишь один единственный раз нам удалось получить грант от Фонда интеграции, но это был единичный случай. Все последующие попытки заканчивались неудачей, после чего решили просто не тратить на это своё время. Интересный опыт был при попытке взаимодействовать с нашим Минюстом. В Европе существует так называемый Фонд солидарности «The European Union Solidarity Fund» (EUSF). Решением Совета Европы в 2007 году в рамках общей программы «Солидарность и управление миграционными потоками» был основан Европейский фонд интеграции граждан третьих стран, и Латвия получала оттуда очень крупные суммы для организации конкурсов проектов организаций гражданского общества. Об очередном конкурсе мы узнали случайно, и подали свой проект в 2010 году, но нам было отказано под явно натянутым и нелепым предлогом, и стало понятно: «чужие тут не ходят».

Могу конкретно сказать, что мы, как организация, полностью изолированы от деятельности латвийских госструктур и структур самоуправления. В двухтысячных годах, с нашей организацией очень активно взаимодействовали в рамках законотворческой деятельности депутаты Сейма от партии ЗаПЧЕЛ, также тесное сотрудничество было и с депутатами Рижской думы от этой партии по целому ряду вопросов и проблем. Тогда у нас крепла уверенность, что, наконец, русские общественные организации поднимутся с уровня маргинальности, станут влиятельной силой в общественно-политическом пространстве Латвии – субъектом общественного процесса, что, к сожалению, не случилось. В данный момент у нас таких контактов нет, хотя депутаты от партии «Согласие», избранные большинством русских голосов, занимают руководящие позиции в Рижской думе и имеют крупную фракцию в Сейме. Эта политическая сила позиционирует себя как партия хозяйственников, и вероятно, мы не вписываемся в данную концепцию. Возможно, у них имеются плодотворные контакты с другими русскими организациями, но с нами сотрудничества нет.

По линии русского образования я в течение ряда лет участвовала в совете по делам национальных меньшинств, при Министерстве образования. Дискутировала, действовала по принципу «делай, что должен», но регулярно оказывалась в меньшинстве, и вышла из этого совета, поняв его абсолютно декоративную функцию.

Вы несколько раз были в составе делегации от Латвии на Всемирный конгресс российских соотечественников, какие темы вы там поднимали?
На первых конгрессах мы говорили о тяжелом положении наших ветеранов. Также нашей делегацией постоянно поднимался вопрос неграждан, и наличие запрета для них на многие профессии, как в общественной, так и в частной сфере. Могу сказать, что раньше власти действовали не так изощрённо и конкретные нарушения прав русских Латвии сразу фиксировались. Тогда как сейчас латвийские власти научились с помощью демагогии и правильных слов со ссылкой на конституцию, всё более настойчиво и уверенно продвигать вытеснение русской темы из общественного пространства, и поймать их на нарушении прав становится всё труднее.

Три года назад на Всемирной конференции в Санкт-Петербурге, я подняла тему поддержки русского образования, так как стало известно о поручении Россотрудничеству разработать государственную концепцию поддержки русского языка за рубежом, в рамках программы «Русская школа за рубежом». На мой взгляд, в свете наших латвийских реалий это не просто очень важно, а судьбоносно для русской общины. К сожалению, конкретных действий не последовало. Как мне объяснили, не был проработан правовой механизм, чтобы не допустить обвинений во вмешательства во внутренние дела. Я надеюсь, что теперь, после того как её подписал президент Путин, эта программа всё же заработает, ведь мы видим, что у нас русский язык постепенно вытесняется, школы закрываются, а власти Латвии нацелены на ещё большее сокращение русского языка в школах. И, на мой взгляд, мы постоянно должны об этом напоминать, ведь сохранение образования на русском языке в Латвии напрямую связано с сохранением русской общины как таковой.

Тогда, на ваш взгляд, что же ожидает русских Латвии в будущем?
В связи с тем, что русская община Латвии сокращается, как из-за отъезда людей, так и по причине превышения смертности над рождаемостью, то, на мой взгляд, надо ещё сильнее укреплять сотрудничество с Россией. Сейчас идёт борьба за умы русской молодёжи и от того, какие у ребят сформируются взгляды на русские вопросы, и зависит сохранение всей русской общины. Особенно это касается таких вопросов, как фальсификация истории, что Советский Союз был таким же злом, как фашистская Германия, уравнивание коммунизма и фашизма – всем этим заполнены школьные учебники, и наша цель донести до ребят настоящую правду. Я считаю, что мы должны не допустить переформатирования сознания наших детей и внуков, чтобы они не перестали быть русскими. Если это произойдёт, то русская община Латвии прекратит своё существование, ведь какая может быть русская община, если её члены не ощущают себя русскими?

FMS

Воин

Трибуна

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский о жадинах, хвастунах и дураках. (Александр МАЛНАЧ)
далее

Вышла книга «Невидимая крепость русской общественной самоорганизации»
далее

Подводя некоторые итоги (Татьяна Фаворская).
далее

«Русским Латвии стеклянный потолок не дает достучаться до небес» ( Андрей Солопенко, портал RuBaltic.Ru, 24.02.2017.)
далее

Кто угрожает безопасности Латвии? Мнения русских и латышей. (Андрей Солопенко, BaltNews, 21.02.2017)
далее

Русские вопросы есть кому поднять. (Николай Кабанов, газета "Вести Сегодня", 18.01.2017.)
далее

Отчетно-выборная конференция Русского общества в Латвии
далее

В Риге создается «Родительский клуб», при Русском Обществе в Латвии.
далее

Александр Гурин: Зачем Латвии заменять государственный гимн? (BaltNews.lv, 08.12. 2016.)
далее

25 лет без права на пощаду. (Наталия Елкина, Латвийский Комитет по Правам Человека)
далее