Без мифов о латвийцах за рубежом: откуда и почему они уехали, и думают ли возвращаться? (Андрей Солопенко, социолог)

Профессор Михаил Хазан рассказал BaltNews.lv о самом крупном социологическом исследовании в истории Латвии, когда было опрошено более 14 тысяч латвийских эмигрантов. О чем говорят результаты проекта?
С 2000 года из Латвии безвозвратно уехали около 260 тысяч человек, что, по словам профессора Михаила Хазана, составляет примерно 11% населения.

На протяжении полутора лет  - с 1 января 2014 года и до 31 августа 2015 года — профессор Хазан, совместно с другими латвийскими учёными, участвовал в громадном проекте: «Общины латвийских эмигрантов: национальная идентичность, транснациональные отношения и диаспоральная политика».

В рамках проекта было проведено самое крупное социологическое исследование в истории Латвии — было опрошено более 14 тысяч латвийских эмигрантов. В декабре нынешнего года прошла презентация книги «Общины латвийских эмигрантов: диаспора надежды», в которой были показаны результаты этого исследования.

Они позволили опровергнуть разные мифы об уехавших, их условиях жизни и отношении к Латвии, царящие в современном обществе. Так кто же они латвийские эмигранты? Попробуем в этом разобраться.
Как отметил на презентации книги профессор Хазан:
«Если посмотреть на типы места жительства, то из городов республиканского значения с 2000 года уехало 15% жителей, в том числе из Риги — 14%, а из малых городов — 12%. Тогда как из сельской местности и посёлков, за рубеж выехали лишь 4% жителей».

Возможно, эти данные вызовут некоторое удивление, ведь по статистике в Латвии больше сокращается население именно на селе, а не в городах? Однако не стоит забывать, что у нас в стране всё же двухступенчатая миграция — сначала из сёл в города, а потом из городов за границу.
В свою очередь результаты опроса базировались на последнем месте жительства респондентов в Латвии, на что и указал Михаил Хазан. В то же время в разрезе регионов особых различий не наблюдалось.

Лишь из Курземе уехало 10% жителей, а Видземе, Земгале, Латгале и Пририжье (лат. Pierīga) из-за эмиграции потеряли по 9% населения. Всё это ещё раз показывает, что латвийцы в поисках лучшей доли мигрируют сначала в крупные города, преимущественно в Ригу, и лишь потом уезжают за границу.

Почему же они уезжают? Какие причины толкают людей на отъезд из родной страны? Наверно, каждый, кто так или иначе сталкивался с эмиграцией, задавался этими вопросами. Латвийские исследователи тоже пытались найти на них ответы.

Вот какой ответ дает Михаил Хазан:
«Очень существенный момент здесь такой. В опросной анкете было предложено выбрать из семнадцати возможных оснований для отъезда, и в среднем респондент отметил от четырёх до пяти причин. <…> Наиболее популярную причину, которую отметили более 70% можно назвать так — «уехали, чтобы жить хорошо».

Здесь могут быть: качество жизни, желание улучшить для себя карьерные или образовательные перспективы и так далее». Следующие две причины, которые отметили чуть более 50% респондентов, это — возможность больше заработать и не нравящиеся происходящие в Латвии процессы в политической среде.

Также популярными ответами были — финансовые трудности и кредитные обязательства (50%), и желание жить в стране с лучшими социальными гарантиями (40%). Тогда как невозможность найти работу в Латвии отметили лишь 24% опрошенных эмигрантов.
Данные результаты начисто опровергают один из сложившихся в обществе мифов, что уезжают в основном те, кто не может найти работу в Латвии. Оказывается это не так, главный стимул отъезда для латвийцев  - совсем не связанный с работой фактор.

Сравнение ответов по типу места жительства тоже показывает интересные результаты. Например, финансовые трудности упоминали 40% эмигрантов, которые уехали из Риги. В свою очередь из тех, у кого последним местом жительства в Латвии была сельская местность или другой город, этот фактор упомянули 55% опрошенных.

Другой экономический фактор — невозможность найти работу отметили 20% респондентов уехавших из столицы, 25% из тех, кто эмигрировал из других городов или посёлков и 29% из тех, кто эмигрировал из сельской местности. Эти ответы ясно показывают существующий разрыв между Ригой и остальной Латвией, где уровень жизни намного ниже.
Поэтому экономические и финансовые факторы отъезда за границу для жителей периферии оказываются намного более важными.

Тогда как не экономические причины — не нравящиеся происходящие в Латвии процессы в политической среде или не видение будущего в Латвии, а также желание улучшить качество жизни, свои карьерные или образовательные перспективы и стремление жить в стабильной стране, наоборот, более побуждают к отъезду преимущественно жителей Риги.

В то же время региональный разрез показал отличие мнений, как Риги, так и Латгалии. Например, желание жить в стране с лучшими социальными гарантиями упомянула половина из латгальских эмигрантов, но менее 40% из остальных регионов.
Также не экономический фактор (не нравящиеся происходящие в Латвии процессы в политической среде, не видение будущего в Латвии) оказался более важен для Латгале и Риги, чем для остальных регионов.
В свою очередь финансовые трудности, наоборот, послужили бóльшей причиной отъезда для жителей всех регионов, исключая столицу, а наиболее популярными они оказались именно в Латгалии.

Вследствие этого напрашивается определённый вывод: если для Риги наиболее актуальны не экономические факторы, то для Курземе, Видземе, Земгале и Пририжья, наоборот — экономические, а для Латгалии — как одни, так и другие.
Этот регион является не просто наиболее экономически отсталым с наивысшим уровнем безработицы по стране, но и тем, где жители не видят никаких перспектив улучшения своей жизни, что и способствует их эмиграции в более благополучные страны — как для работы, так и для социальных гарантий.

Ригу и Латгалию объединяет ещё один фактор — высокий удельный вес проживающих в них русскоязычных жителей Латвии. Тогда как по различным теориям миграции — наиболее интенсивная эмиграция ожидаема не только из регионов с высокой безработицей и низким уровнем материального обеспечения, но и с повышенной долей национальных меньшинств.

В то же время, как известно, по статистике, пропорционально населению, из Латвии больше уезжают именно русскоязычные граждане, чем представители титульной нации. Поэтому нельзя исключать, что именно русскоязычные рижане не довольны происходящими в стране политическими процессами и уезжают, так как не видят в Латвии дальнейших перспектив.
В свою очередь русскоязычные жители из Латгалии, помимо этого, уезжают и по материальным причинам. Результаты исследования показывают, что у эмигрантов из Риги, других крупных городов и Латгале, по сравнению с остальными регионами, наблюдается меньше вероятность возвращения, что также свидетельствует о высокой доле русскоязычных граждан, которые не ощущают сильной связи с Латвией и не желают в неё возвращаться.

По словам Михаила Хазана: «В разрезе мест, чаще в Латвию планируют вернуться те, кто уехал из малых городов, посёлков и сёл», то есть территорий с высокой концентрацией латышского населения. Ясно, что они намного сильнее ощущают свою связь и причастность к Латвии, поэтому и хотят вернуться.

Главным фактором, способствующим возвращению эмигрантов, как упомянул профессор, являются — семья и друзья. 80% опрошенных выбрали этот вариант ответа. В свою очередь 60% упомянули ностальгию.
Привычный для них язык и хорошую работу — примерно 40%, а желание, чтобы дети выросли в Латвии, изъявил каждый четвёртый эмигрант. Что ещё раз показывает — не материальные факторы являются главным стимулом возвращения латвийцев.

Однако надеяться на возможное возвращение значительного количества уехавших тоже было бы преждевременно. 30% эмигрантов однозначно заявили, что уже никогда не вернутся в Латвию. В свою очередь в течение ближайших пяти лет думают вернуться 16% уехавших, 14% — в старости, а 40% — при определённых условиях.

Главным тормозом для их возврата 80% респондентов назвали отсутствие подходящей работы в Латвии. Практически столько же —  как препятствие —  считают плохую социальную защиту, а 60% разочаровались в Латвии или не видят в ней возможности профессионального роста.

Также значительное количество эмигрантов указали, что они уже обжились на своей новой родине, и ясно, что, скорее всего для Латвии эти люди потеряны навсегда. Вообще же бóльшая часть эмигрантов оказались намного лучше удовлетворена своей жизнью, как по сравнению с жителями Латвии, так и среди коренного населения их стран проживания.

Поэтому все утверждения о возвращении большого количества латвийцев — миф. Массово они начнут возвращаться лишь тогда, когда в Латвии у них появится схожее чувство защищённости, которое они испытывают в своих новых странах.

Пока ничего подобного не наблюдается, а значит, и возврат людей начнётся очень не скоро, тогда как отъезд населения из страны будет продолжаться.

Оригинал статьи: http://baltnews.lv/news/20150106/1015287929.html

FMS

Воин

Трибуна

Человек гражданского общества. (Наталия Лебедева, газета "Сегодня", 12.10.2017.)
далее

Татьяна Фаворская: Без русских школ русская община Латвии будет деградировать. (Александр Малнач, портал Baltnews, 12.10.2017.)
далее

За детей неграждан отомстят всем русским детям Латвии. (Александр Малнач, портал Ритм Евразии, 06.10.2017.)
далее

Украина учится у Латвии борьбе с образованием на русском языке (Дмитрий Ермолаев, портал ru.sputniknewslv , 13.09.2017.)
далее

Татьяна Фаворская: «Большинство уехавших учиться в Россию, в Латвию не возвращаются». (Андрей Солопенко, RuBaltic.ru , 01.09.2017.)
далее

В вуз или ПТУ: шансы русских школьников на бесплатное высшее. (Sputnik, Андрей Солопенко, 21.08.2017.)
далее

Русский союз Латвии: правительство Кучинскиса возобновило войну против русских Латвии. (BaltNews.lv, 11.08.2017.)
далее

«Русская вошь» Шноре: русофобы в Латвии действуют под прикрытием спецслужб. (Александр МАЛНАЧ, портал «Ритм Евразии», 12.07.2017)
далее

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский о жадинах, хвастунах и дураках. (Александр МАЛНАЧ)
далее

Вышла книга «Невидимая крепость русской общественной самоорганизации»
далее