Русские школы закрывают и без реформы. (Юрий Канцанс, портал "Baltnews", 05.02.2016)

Известный латвийский педагог Яков Плинер откликнулся на опубликованную на нашем портале статью Аллы Березовской «На прицеле – русские школы Латвии: Нацблок приготовил три модели их уничтожения». Напомним, что в конце статьи портал сделал приписку «BaltNews.lv готов предоставить возможность высказаться по острой теме всем заинтересованным.

Возможно, автор сгущает краски?»
В беседе с корреспондентом BaltNews.lv президент фонда «Родители – детям», депутат 7-го, 8-го и 9-го Сеймов, доктор педагогики Яков Гдальевич Плинер, развивая тему, напомнил, что на прицеле русские школы уже давно, а их будущее зависит и от самой русской общины.

В самом начале беседы педагог и политик Яков Плинер высказал тревогу:
— Журналист Алла Березовская бьет в набат и, увы, она полностью права. Добавлю, что если бы русские школы не защищали, их бы уже не было давно. Давайте вспомним хронику борьбы, она ведь идет уже 20 лет. До 1995 года 33,4% учащихся учились в школе на русском языке, 0,4% – на других языках, 66,2% — на латышском. В 1995 году Сейм ЛР принял поправку в закон, определяющую, что не менее двух предметов в основной школе нацменьшинств и не менее трех в средней школе надлежит преподавать на государственном языке.

Результаты этого эксперимента Министерство образования и науки не изучало, но последовал новый радикальный шаг. 29 октября 1998 года ныне действующий закон «Об образовании» был принят IV Сеймом ЛР. Поначалу в законе было записано, что с 1 сентября 2004 года, начиная с 10-го класса, в школах нацменьшинств обучение проводится только на государственном языке.

В ответ был создан Штаб защиты русских школ, с 2003 по 2005 годы было проведено 198 акций протеста; в 35-и из них участвовали от 1 000 до 30 000 человек. При проведении 38-и акций были задержания и административные суды. В результате борьбы Штаба защиты русских школ, был принят никого не устраивающий, но тогда единственно возможный, компромисс – 60%: 40%. Не будь акций протеста, русская средняя школа в Латвии была бы ликвидирована в 2007-м году. Пропорция шестьдесят на сорок – это плохо, но лучше, чем обучение только на госязыке.

Однако на этом дело не закончилось. В приложении к коалиционному договору первого правительства Лаймдоты Страуюмы, после долгого затишья, появилась запись о ликвидации русского образования к 2018-му году. Мы организовали 7 акций протеста и в подобном документе второго правительства того же премьера эта запись исчезла.
- То есть, судя по вашим словам, перетягивание каната было делом постоянным. А что готовит школе кандидат на пост министра образования и науки Карлис Шадурскис?

— Позитивной программы, увы, пока не вижу. Как известно, проблем у латвийской школы очень много: качество образования в Латвии падает, нет улучшения в вопросе воспитанности детей, нет существенного увеличения зарплаты педагогов. Так вот, что касается планов Карлиса Шадурскиса, СМИ сообщили о его намерениях продолжить сокращение числа школ.

Алла Березовская в своей статье указала, что школы в Латвии ликвидируются с 1998 года. Более 14% от первоначального количества латышских школ уже закрыты; что же касается русских школ, то ликвидированы уже более 50%. В связи с чем возникает вопрос, почему образовалась такая диспропорция в объеме закрытых школ.

- То есть, получается, что Нацблок может обойтись и без трех вариантов ликвидации русских школ, описанных Аллой Березовской. Достаточно продолжать «оптимизацию» и процесс ликвидации русских школ будет реализован почти полностью, он окажется лишь растянутым во времени…
— Уточню, по официальной формулировке, речь идет о школах, работающих по программам образования национальных меньшинств. Меня часто спрашивают, осталась ли в Латвии русская школа? Отвечаю: в урезанном виде, но осталась.

Очень многое зависит от учителей, директоров, которые и сохраняют школу русской. Увы, многие педагоги достигли предпенсионного или даже пенсионного возраста, а на русском языке учителей в Латвии не готовят. Быть может, предлагая перевести русские школы на государственный язык обучения, правящие политиканы намерены освободить рабочие места для латышских педагогов, которые будут терять должности из-за грядущего закрытия части латышских школ?

На мой взгляд, ликвидация русского образования в Латвии противоречит не только рекомендациям международных организаций, но и Сатверсме. Напомню, в статье 114 Сатверсме Латвийской Республики записано: «Лицам, принадлежащим к нацменьшинствам, предоставляется право на сохранение своего языка, национальной идентичности и своеобразия». Но это право русские в полной мере могут реализовать, только сохраняя свои школы!
Посмотрим также, что говорят об образовании нацменьшинств международные документы. Всеобщая Европейская конвенция о защите прав нацменьшинств, которую Латвия подписала в 1995 году, предписывает государствам обеспечить нацменьшинствам возможность изучать в школе родной язык или учиться на этом языке. Эти же права определены в Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, ООН, 1992 года.

Гаагские рекомендации допускают образование на родном языке нацменьшинств: начальное, основное, среднее, профессиональное и высшее. В этом же ключе написана Европейская хартия региональных и миноритарных языков.

- Создается определенное противоречие: часть правящих политиков говорит о демографическом кризисе, тревожится из-за уменьшения населения и в то же время подталкивает людей к отъезду.
— Думаю, когда последствия такой политики станут более ощутимы, многие станут сожалеть о ней. А что касается права обучаться на родном языке (на языке семьи), я считаю, что это – неотъемлемое право человека! Статья 91-я Сатверсме ЛР гласит: «Права человека реализуются без каких-либо ограничений». Мои родители учились в независимой Латвии. В школе прекрасно преподавали латышский, на латышском языке учили географию Латвии и военное дело. И выпускники школ прекрасно говорили по-латышски.

В советской Латвии, в свою очередь, было обеспечено очень качественное обучение латышей русскому языку. А что сегодня? Реформа улучшила знание латышского, но и оно у многих выпускников несовершенно, а вот качество знаний по другим предметам снизилось.
Я уже говорил, у системы образования сегодня имеется множество проблем. Добавлю к уже перечисленному, что не существует даже четкого социального заказа. Получается, что детей заставляют идти за знаменем, которое никто не несет. А учителя вынуждены работать по принципу: пойди туда, не знаю куда. И в такой ситуации вновь всплывает идея ликвидировать русскую школу… 

Я хотел бы напомнить депутатам Сейма ЛР и правительству известную истину: «На чужом несчастье, своё счастье построить невозможно!».
- Что же, всё так печально?
— Как я уже говорил, в 2004 году русская община не позволила ликвидировать русскую школу. Так что кое-что зависит и от нас самих.

Оригинал статьи: http://baltnews.lv/authors/20160205/1015566856.html

FMS

Воин

Трибуна

Подводя некоторые итоги (Татьяна Фаворская).
далее

«Русским Латвии стеклянный потолок не дает достучаться до небес» ( Андрей Солопенко, портал RuBaltic.Ru, 24.02.2017.)
далее

Кто угрожает безопасности Латвии? Мнения русских и латышей. (Андрей Солопенко, BaltNews, 21.02.2017)
далее

Русские вопросы есть кому поднять. (Николай Кабанов, газета "Вести Сегодня", 18.01.2017.)
далее

Отчетно-выборная конференция Русского общества в Латвии
далее

В Риге создается «Родительский клуб», при Русском Обществе в Латвии.
далее

Александр Гурин: Зачем Латвии заменять государственный гимн? (BaltNews.lv, 08.12. 2016.)
далее

25 лет без права на пощаду. (Наталия Елкина, Латвийский Комитет по Правам Человека)
далее

Доступ нацменьшинств к образованию.
далее

Балтийский телемост: Сколько русского не корми, он всё равно не туда смотрит. (Александр Малнач, портал BaltNews, 03.10.2016.)
далее