«Певчие дрозды»: весна русского театра. К рижским гастролям студии «ПЕВЦОВЪтеатр». Александр МАЛНАЧ, специально для сайта «Русские в Латвии»

Никак нельзя оставить без отклика первые зарубежные гастроли московской студии «ПЕВЦОВЪтеатр», состоявшиеся в рамках Международного фестиваля студенческих спектаклей театральных вузов Stanislavsky.lv на сцене рижского Дома Москвы. И не только потому, что рижане очень тепло приняли москвичей. Тут впору говорить о явлении.

Фестиваль Stanislavsky.lv – молодой, ему всего второй год. В ряду других театральных фестивалей, проходящих в нашей стране, он нашёл себе нишу, которую в Риге на постоянной основе занимает Русский молодёжный театр-студия Общество свободных актеров (ОСА). Костяк труппы ОСА составляют бывшие и настоящие студенты Ярославского государственного театрального института.

Правда, ОСА уже давно превратился в репертуарный театр для детей и молодежи (11-й сезон, как никак), а Stanislavsky.lv привозит в Латвию дипломные спектакли актерских курсов театральных вузов Москвы и Санкт-Петербурга, которым только ещё предстоит, возможно, стать самостоятельными театральными единицами. Другими словами, Stanislavsky.lv позволяет нам заглянуть в будущее российского театра.

В прошлом году участниками фестиваля стали учащиеся 3-го курса режиссёрского факультета ГИТИСа: мастерская одного из самых опытных и авторитетных театральных педагогов мира, народного артиста России, лауреата Государственной премии России и ряда международных театральных премий Леонида Ефимовича Хейфеца. В этом году пришла очередь педагогов-дебютантов, тоже народных артистов России Дмитрия Певцова и Ольги Дроздовой и студентов их мастерской – тоже третьекурсников, постигающих премудрости актёрского ремесла в московском Институте Современного Искусства.

«Театральные идеи Певцова и Дроздовой абсолютно совпадают с идеями нашего фестиваля», - пояснила свой выбор его основатель и руководитель Наталья Захарьят.

А как признались во время встречи со своими рижскими поклонниками сами Певцов и Дроздова, они хотят, «чтобы зритель влюблялся в то, что он видит на сцене и в тех, кого он видит, чтобы он плакал». «Надо делать хорошие спектакли, где есть любовь. В современном театре я этого не вижу, а в спектакле нашей студии «В этом милом старом доме» по пьесе Арбузова это есть», - сказал Певцов и не солгал.

Но спектакль по арбузовской пьесе завершал гастроли студии «ПЕВЦОВЪтеатр», а открывались онѣ спектаклем-эволюцией «ЧехардажЪ»: по рассказам А. П. Чехова, как несколько преувеличенно значилось на афише, поскольку рассказ Чехова был один – «Супруга», а в основном представление состояло из «этюдов, наблюдений, студенческого хулиганства, песен, танцев и прочих радостей жизни», на которых, собственно, и держится программа обучения в любом театральном вузе.

С лёгкой руки одного из педагогов курс Певцова-Дороздовой прозвали «певчими дроздами», а ребята, не долго думая, взяли мхатовскую чайку, выкрасили её в чёрный, клюв покрасили в жёлтый, натянули на неё свою фирменную майку и под эдакой вывеской устроили форменный чехардажъ – 23 более или менее отработанных номера плюс финал. Держали в напряжении аудиторию повышенной сложности – учащихся рижских школ, до зубов вооружённых айфонами и прочей отвлекающей внимание дребеденью.

Лично мне понравились наблюдения за животными (петух и павлин, страусы и голуби, аквариум) и предметами (метроном, кегли, железная посудомоечная мочалка) – это было по-настоящему смешно, а также музыкальные номера, особенно «Посвящение Людмиле Гурченко». Материалом для последнего послужила перепетая (и как перепетая!) Людмилой Марковной песня Земфиры «Хочешь?». Исполнителю (широкополая дамская шляпа, лицо в тени) удалось не только подражать голосу Гурченко, но и передать ту пронзительную интонацию, с которой она пела эту песню. Из программки следовало, что голосом Гурченко пел Артём Банников. Очень жаль, что не пришлось увидеть его в спектакле «В этом милом старом доме», который «певчие дрозды» показали во второй вечер.

«ЧехардажЪ» заставил думать, что мужская половина труппы студии «ПЕВЦОВЪтеатр» сильнее женской. Представление арбузовской пьесы показало, что это не так.

Главное действующее лицо спектакля «В этом милом старом доме» – Сергей Одыванов, сыгравший Константина Ивановича Гусятникова. На Одыванове, безусловно, держится весь спектакль, но и ему было бы не поднять его без таких прекрасных партнёрш, как Алёна Деркач (Раиса Александровна), Ольга Верещагина (Сашенька) и Татьяна Струженкова (Нина Леонидовна Бегак). Причем только Ольга Верещагина играет сверстницу. Алёна Деркач и Татьяна Струженкова перевоплотились, одна в ровесницу века (действие пьесы относится к середине 60-х годов ХХ столетия), другая – в даму бальзаковского возраста. И это создаёт, как дополнительный комический эффект, так и дополнительные трудности, с которыми исполнительницы, однако, превосходно справляются.

Конечно, «сыновьям» Гусятникова – Ярославу Симакову (Фредерик) и Владиславу Лустину (Макар), а также их милой сестрице и её «жениху» (Виктор Тарасенко) было легче играть едва не самих себя, но и труднее в то же время, поскольку им приходилось изображать возрастную дистанцию со «старшими» партнёрами по сцене.

Впрочем, открытые отношения, принятые в семье Гусятниковых, где по условию пьесы проводится важный эксперимент – говорить правду и одну только правду (ведь на ложь уходит так много драгоценного времени), грань между взрослыми и детьми незаметно стирается. Если каждый может оставаться самим собой, не боясь осуждения окружающих, то лучшее в человеке – а именно детское – непременно должно вытеснить всё остальное. В какой-то момент отцы и дети даже меняются местами: Константин Иванович начинает лазать в окна «к любимым женщинам», а его приёмный сын Макар не только думает о том, как защитить мирные радости своей семьи и, быть может, всего человечества, мечтая стать главным сапёром СССР, но и принимает ответственное решение. А ещё Макар испытывает совсем недетскую боль от осознания неизбежной потери самых близких ему людей. Признаюсь, что физически почувствовал эту боль Макара и за это отдельное человеческое спасибо Виктору Тарасенко.

Может быть, не всё в игре Шекер Ходжаевой (Юлия Николаевна) соответствовало общему, очень высокому, уровню спектакля, но она также заслуживает признательность зрителей. Во-первых, ослепительная красота этой актрисы как нельзя лучше отвечала тем комплиментам, которые срывались с уст и светились в глазах окружавших её «мужчин». Во-вторых, финальные сцены Шекер Ходжаева провела достаточно убедительно, продемонстрировав нравственную высоту, на которую способен подняться человек не только по условиям пьесы.

Характеры почти всех персонажей пьесы выдержаны вполне. Актёры студии «ПЕВЦОВЪтеатр» не выходят из образа раньше, чем покидают сцену. Все вместе они показали себя отлично слаженным ансамблем, в котором заметна и любовно подсвечена индивидуальность каждого солиста. Сценическое движение доставляло удовольствие своей непринуждённой, до миллиметра выверенной хаотичностью. Цветочная ваза, так долго служившая центром пространственной композиции, стоя на пюпитре (!), так и не упала, так и не разбилась, хотя грозила разбиться ежесекундно, настолько оживлённым было перемещение больших человеческих масс, воздушных потоков и энергий вокруг и мимо неё. И всё это время ваза звучала как натянутая струна! Замечательная находка, каковых довольно много в этом спектакле.

И, следовательно, превосходная режиссура (н. а. РФ Иван Агапов). Музыкальное оформление свидетельствовало если не о выдающихся вокальных данных занятых в спектакле актёров, то о наличии вкуса, во всяком случае. Сценография также показалась вполне убедительной и адекватной представленному материалу – ни много, ни мало: всего в меру. На такое представление и сам придёшь во второй раз, и друзей позовёшь без опаски попасть впросак.

Удивительно, насколько впору юным артистам поколения некст-некст пришёлся кажущийся теперь архаичным язык советской интеллигенции, которым изъясняются персонажи арбузовской пьесы. И раскрываемые ими темы, и отстаиваемые ими идеи тоже заговорили внятно, словно что-то очень важное, быть может, самое главное и самое лучшее из той эпохи, которую большинство из нас не застало, вернулось в своей первозданной чистоте.

И вот, что я скажу напоследок. Всё познаётся в сравнении, а сравнивать работу студии «ПЕВЦОВЪтеатр» можно только с работами подобных ей театральных коллективов, а также с более ранними постановками представленной ими пьесы.

Как уже говорилось выше, в Риге действует Молодёжный театр ОСА, на сцене которого мне довелось увидеть спектакль «Женя, Женечка и катюша». Недавно я впервые посмотрел одноимённый фильм Владимира Мотыля. Моё мнение – спектакль ОСА гораздо выразительнее кинокартины Мотыля с Олегом Далем (!) в главной роли.

Но можно сказать: бывает, можно списать на субъективность восприятия, мол первое впечатление сильнее второго. Однако и «В этом милом старом доме» студии «ПЕВЦОВЪтеатр» мне понравился больше, чем увиденный когда-то по телеку «Старый милый дом» Театра Комедии имени Н. П. Акимова в постановке самого Петра Фоменко. А это уже тенденция.

На русскую театральную сцену выходит актёрское поколение, способное вдохнуть новую жизнь в старые пьесы о главном. С искренней простой и одновременно с большим азартом оно совершает обыкновенное чудо, которое зачастую уже не по силам их предшественникам. Свежими красками начинают блистать пьесы советских драматургов, а там подтянутся и новые, современные авторы и пойдёт гулять губерния, заговорит во весь свой голос новый русский театр, в котором будет всё – и божество, и вдохновенье, и жизнь, и слёзы, и любовь.

FMS

Воин

Трибуна

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский о жадинах, хвастунах и дураках. (Александр МАЛНАЧ)
далее

Вышла книга «Невидимая крепость русской общественной самоорганизации»
далее

Подводя некоторые итоги (Татьяна Фаворская).
далее

«Русским Латвии стеклянный потолок не дает достучаться до небес» ( Андрей Солопенко, портал RuBaltic.Ru, 24.02.2017.)
далее

Кто угрожает безопасности Латвии? Мнения русских и латышей. (Андрей Солопенко, BaltNews, 21.02.2017)
далее

Русские вопросы есть кому поднять. (Николай Кабанов, газета "Вести Сегодня", 18.01.2017.)
далее

Отчетно-выборная конференция Русского общества в Латвии
далее

В Риге создается «Родительский клуб», при Русском Обществе в Латвии.
далее

Александр Гурин: Зачем Латвии заменять государственный гимн? (BaltNews.lv, 08.12. 2016.)
далее

25 лет без права на пощаду. (Наталия Елкина, Латвийский Комитет по Правам Человека)
далее