«Пять Ангелов» Павла Карманова прозвучали в Риге. (Александр МАЛНАЧ)

Программа VI Рижского фестиваля отличалась разнообразием. Одним из знаковых событий форума стала латвийская премьера оратории современного российского композитора Павла Карманова «Пять Ангелов», посвящённой детям последнего императора Всероссийского Николая II Романова – четырём дочерям и цесаревичу Алексею.

16 июня оратория прозвучала в Новой церкви св. Гертруды в исполнении камерного симфонического оркестра Sinfonietta Rīga и хора Латвийского радио п/у Нормунда Шне. Поделюсь впечатлениями.

Церковь местом латвийской премьеры оратории Карманова стала случайно. По словам Шне, просто не оказалось других свободных концертных залов. Впрочем, площадка вполне отвечала выражено молитвенному духу сочинения, в котором поминаются царские отпрыски.

Конечно, в момент расстрела в подвале Ипатьевского дома, никаких царственных титулов за членами семьи Романовых уже не водилось. Были они тогда уже бывшие: император, императрица, цесаревич и царевны. Но люди – взрослые и дети – они были вполне настоящие и именно простые люди, хотя и из бывших – взрослые и дети – были убиты в ночь с 16 на 17 июня 1918 года. Отсюда и дата, выбранная для концерта в Новогертрудинской церкви. Кстати, её алтарная картина кисти Яниса Розенталя изображает Христа в кругу детей – на первом плане у ног Спасителя мальчик, тут же две девочки и ещё одна поодаль.

Оратория состоит из семи частей (Вступление; Перед иконой Богоматери; К портрету св. Царевны Татианы; Св. Цесаревне Марии Николаевне; Анастасии Романовой в день её рожденья; Царевич Алексей; Молитва). Стихи Карманов нашёл на «царской страничке» сайта Поэзия.ру (http://www.poezia.ru/). Они имеют авторов, но не все из них считали нужным сообщить своё имя. Ещё до начала концерта я почитал отпечатанный в программке текст и, должен признаться, стихи эти, в целом незамысловатые, но не лишённые образности, свежести и проникновенности, меня глубоко тронули.

Вот, к примеру:

Мы четыре Царевны. Мы – бескровны, безгневны / Мы – лишь тени... / Все страданья познали / Мы дорогой печали / Через реки и дали, / Через шири Сибири. Мы четыре.

Мы четыре. Проплываем укором / По синеющим борам, /Чрез поля и равнины, / Мы четыре. / В полночь путь бесконечный / Мы свершаем. Мы вечны. / Вас не судим мы строго: Мы у Бога... (Евгений Вадимов)

Правда, не все стихи одинаково хороши, встречаются в них и неряшество в словах («подлая нищета», «голос мелкой нищеты»), и злоупотребления рифмами вроде «доброта – красота». Поразительным образом, музыка Карманова, следуя за интонацией стихов, выявляет именно их незатейливость, артикулирует самые слабые их стороны. И хор Латвийского радио, несмотря на весь свой профессионализм, не мог компенсировать общую бедность, чтобы не сказать блёклость, партитуры. В ней есть красивые места, но не более. Почему-то мне припомнился разговор с Л. Э. Красинской о банальности в музыке. Списать всё на фирменный кармановский минимализм? Как хотите, но мне лезли в голову то фрагменты русских духовных песнопений, то обрывки советских кантат, даже киномузыка. Во всяком случае, оригинальным я этот опус Карманова не назову.

Восприятию мешали и ошибки в пропевании стихов хором. Что-то съедал и специфический латышский акцент. Зато понравилось, как совсем еще юный Даниэль Цингуев провёл сольную партию царевича Алексея. И вокал у Даниэля был на высоте, и чувство на месте. У хора я особого сочувствия к судьбе царственных отрока и отроковиц не услышал. К счастью, слова «Пусть снова воскреснет великая Русь» достались Алексею.

Всё же мне не понять, чем так приглянулись «Пять Ангелов» Нормунду Шне, музыкальному вкусу которого я привык доверять. Не хочется думать, что верх взяли политические соображения. Не случайно же, в разговоре с журналистами дирижёр подчеркнул, что оратория Карманова – «рефлексия композитора по поводу, может быть, самого ужасного убийства в ХХ столетии – убийства семьи Романовых».

Спору нет, убийство ужасное. «Видно, всегда так бывает: смерть одного человека – это смерть, а смерть двух миллионов – только статистика», - как заметил Ремарк в романе «Черный обелиск». Я вот никак не могу понять, почему душа латышских художников не обмирает при мысли об «ужасных убийствах» совершённых на нашей, латвийской, земле? Где созданные ими художественные произведения, в которых мы увидели бы рефлексию по этому поводу и услышали слова раскаяния, какими полнятся «Пять Ангелов»? Опера Артура Маскатса
«Валентина», рассказывающая о судьбе еврейской девушки, выжившей в Холокосте, таковым уж точно не является.

Мне уже приходилось отмечать, что другой номер программы концерта 16 июня – 4-я камерная симфония Мечислава Вайнберга – играется в Латвии не впервые (http://baltnews.lv/news/). В июне прошлого года она прозвучала в Большой гильдии в исполнении оркестра Kremerata Baltica в концерте-акции «“Россия — лица и маски”, проект Гидона Кремера с художником Максимом Кантором» (http://www.russkie.org.lv/). Преемственность очевидная.

Ещё раз процитирую Шне: «Вайнберг не дожил до наших дней. 4-ю камерную симфонию он написал в 1992 году – это время первых попыток демократии в России. И, по-моему, он понял, что, в конце концов, это не приносит никакого результата. Там мало оптимистических нот».

Мне дважды довелось слышать живое исполнение последнего завершённого произведения Вайнберга, и несколько раз я прослушал его в записи. Мне тоже слышится в его музыке пророчество о России, но совершенно иного рода.

Судьба России печальна – это правда. Слишком много страданий выпало на её долю. Но в музыке Вайнберга я слышу голос надежды, надежды, правда, туманной, в какой-то момент даже обманутой, но после оживающей вместе с появлением мужественной интонации в голосе кларнета, которому композитор доверил выражение главных тем своей последней партитуры.

Как ни крути, но в современной России, наряду с проявлениями болезни, свидетелем первых приступов которой был Вайнберг, заметны признаки выздоровления, глашатаями которых, хотят они этого или не хотят, выступают Павел Карманов и Нормунд Шне. Не меняя своей оценки оратории Карманова, не могу не отметить светлого её колорита и просветлённого настроения.

Откуда же проистекает этот свет? Из души самого композитора и авторов текстов? Если и так, разве не связаны их души с душой России, с душой российского народа?

В любом случае, мы должны быть благодарны тем, кто в сегодняшней России продолжает творить музыку. Как и тем, кто в современной Латвии её исполняет, невзирая на попытки Запада, частью которого мнит себя Латвия, вновь опустить железный занавес.

На фото: Георгий Пелецис и Павел Карманов перед началом концерта в Новой церкви св. Гертруды

FMS

Воин

Трибуна

Латвия: политическая педофилия с геополитическим оттенком. Александр Малнач (29.10.2017., портал Ритм Евразии)
далее

В помощь вступающим в Русское Общество.
далее

Человек гражданского общества. (Наталия Лебедева, газета "Сегодня", 12.10.2017.)
далее

Татьяна Фаворская: Без русских школ русская община Латвии будет деградировать. (Александр Малнач, портал Baltnews, 12.10.2017.)
далее

За детей неграждан отомстят всем русским детям Латвии. (Александр Малнач, портал Ритм Евразии, 06.10.2017.)
далее

Украина учится у Латвии борьбе с образованием на русском языке (Дмитрий Ермолаев, портал ru.sputniknewslv , 13.09.2017.)
далее

Татьяна Фаворская: «Большинство уехавших учиться в Россию, в Латвию не возвращаются». (Андрей Солопенко, RuBaltic.ru , 01.09.2017.)
далее

В вуз или ПТУ: шансы русских школьников на бесплатное высшее. (Sputnik, Андрей Солопенко, 21.08.2017.)
далее

Русский союз Латвии: правительство Кучинскиса возобновило войну против русских Латвии. (BaltNews.lv, 11.08.2017.)
далее

«Русская вошь» Шноре: русофобы в Латвии действуют под прикрытием спецслужб. (Александр МАЛНАЧ, портал «Ритм Евразии», 12.07.2017)
далее