Владимир Бузаев: Cитуацию в Латвии можно сравнить с демографической катастрофой. (Портал BaltNews, 18.08.2016)

Латвийский комитет по правам человека (ЛКПЧ) с момента основания (декабрь 1992 года) ведет мониторинг положения латвийских национальных меньшинств, периодически обновляя ранее накопленный материал. На этой неделе на сайте ЛКПЧ была опубликована демографическая часть мониторинга. О целях и основных результатах исследования BaltNews.lv поинтересовался у автора работы, сопредседателя Латвийского комитета по правам человека Владимира Бузаева.

- Владимир Викторович, почему именно демография?

— 21 августа исполняется 25 лет со дня фактического обретения независимости Латвии. Четверть века — достаточный срок для того, чтобы оценить изменения в численности населения.

Увы, именно в области демографии Латвия и отличилась настолько, что по праву должна бы быть занесена в книгу рекордов Гиннеса. По данным нашего предыдущего мониторинга 4-х летней давности население Латвии с 1990 года сократилось на 22%. Это — первое место в мире. Далее с заметным отставанием следуют Литва (18%), Болгария (16%) и Эстония (15%). В качестве базиса для сравнения используются потери СССР во Второй мировой войне — 14%.

К 2015 году, мы, видимо, уступили первое место Грузии: 26,1% против 25,9%. Возможно, такой «прогресс» Грузии связан с неточностью статистических оценок в 2011 или 2015 году. С другой стороны за этот период даже президент Грузии эмигрировал, передавая теперь демократический и демографический опыт своей страны также находящейся в числе демографических антилидеров Украине. Впрочем, оценки приблизительные, так как последняя перепись населения там производилась в 2001 году, еще при Кучме.

А вот изменение численности украинской диаспоры в Латвии хорошо документировано: уменьшение численности более, чем вдвое — с 92,1 (1989) до 44,6 (2016) тысяч человек. Численность этнических русских сократилась также почти вдвое (на 44%), евреев — уменьшилась вчетверо, а вот латышей — только на 12%. В этой безрадостной монотонной статистике потерь есть один столь же безрадостный всплеск — увеличение численности местных украинцев в 2015 году на 234 человека, видимо, за счет беженцев c Украины.

- Основной причиной сокращения населения является эмиграция?

— За весь период независимости на превышение эмиграции над иммиграцией приходится около 2/3 демографических потерь. Причем если в последнее десятилетие XX века этот процесс осуществлялся по четкой формуле «чемодан, вокзал, Россия», то в последние пару лет ситуация существенно изменилась: в 1995 году нацменьшинства составляли 96%, а в 2014-2015 гг. «только» 49% эмигрантов при 38% в составе населения.
Из общего сокращения численности латышей, на период до 2000 года приходится 10%, на последние 15 лет — 90%.

На 1 января 2016 года в нашем государстве проживали только 1,22 млн. латышей, в то время как 1897 году — 1,32 млн., а в 1993 году, на пике демографического подъема советского времени, — 1,40 млн. Это третий по величине пик численности латышей. Первый пик пришелся на времена «тюрьмы народов» — 1,53 млн. (1914 год, оценка), второй — на времена первой независимости — 1, 47 млн. (перепись 1935 года).
Общая численность населения Латвии сегодня, если верны оценки ЦСУ — 1,97 млн., что соответствует численности населения 1956 года, ну или 1899 года, в зависимости от ваших коммунистических или монархических предпочтений.

- А насколько точны сведения о численности населения? Как известно, оценки ЦСУ не совпали с данными переписи населения…

— Этому вопросу в нашем новом исследовании уделена целая глава, занимающая около 20% всего текста. Начинается она с цитаты из Марка Твена о трех видах лжи (просто ложь, наглая ложь и статистика), а кончается призывом верить статистике, во всяком случае, излагаемой автором.

Главная проблема в том, что люди, на долгое время отправляющиеся на заработки за рубеж (топ предпочтения 2016 года: Великобритания — 54 тыс., Ирландия — 18 тыс., Германия — 13 тыс. латвийцев в 2016 году), не всегда сообщают об этом латвийскому МВД.
После того, как проблема эмиграции была осознана, как латышская проблема, в Регистре жителей стали появляться данные, в том числе и ретроспективные, о тех проживающих за рубежом латвийцах, которые сообщили об этом, откуда и взялись приведенные выше цифры по странам. На 2016 год в Регистре числятся 144 тысячи таких лиц, причем с 2012 года их численность удвоилась, а с 2007 года возросла почти вчетверо.

А вот по данным МИД, обобщенным по отдельным консульствам, и представленных по запросу правительства, в 2014 году за границей проживало более 370 тысяч лиц с латвийскими паспортами.
По проведенной нами оценке числа детей, родившихся за границей в 2012 году (около 3,4 тысяч против 20 тысяч, родившихся в Латвии) в сопоставлении с приростом эмигрантов по данным Регистра, за границей может оказаться и более 600 тысяч латвийцев (1/3 всего реально оставшегося в таком случае в Латвии населения). Если это действительно так (чему автор слабо верит), в ближайшее время бюджет ожидает существенное сокращение налоговых поступлений.

- Видимо, существенной причиной сокращения населения является и превышение смертности над рождаемостью?

— Да, из всех потерянных латвийцев 37% вымерли «на месте». Причем обе общины страны очень оперативно, с запозданием на год, реагируют на все экономические потрясения сокращением рождаемости, к примеру — на кризис 2008 года.

Превышение смертности над рождаемостью началось уже с 1991 года. Минимальный уровень рождаемости у латвийских нацменьшинств (6,51 на 1000 — в 2,5 раза меньше максимума 1986 года) был достигнут в 1997, у латышей (8,40 — вдвое меньше) — в 1998 году. Затем ситуация начала улучшаться, но до «оккупационных показателей» нам еще далеко.

При этом показатели нацменьшинств стали гораздо хуже, чем у титульной нации. В среднем за последние 25 лет уровень рождаемости у нелатышей на 1/4 ниже, чем у латышей. За 15 лет XXI века уровень смертности у нелатышей в среднем на 21%, а в последние 4 года — на 30% выше, чем у латышей. За весь этот период уровень естественной убыли нацменьшинств в среднем в 2,5 раза, а в XXI веке — в 3,5 раза выше, чем у латышей.

При этом естественные демографические показатели всех пяти основных этнических групп (русские, белорусы, украинцы, поляки и литовцы) существенно хуже, чем у населения стран их этнического происхождения, хотя в Латвийской ССР наблюдалась прямо противоположная картина.
На наш взгляд, никаких других доказательств наличия в Латвии дискриминации нацменьшинств не требуется, но у нас, конечно же, такие доказательства есть, и они будут явлены миру при публикации остальных разделов мониторинга.

Ссылка на исследование: http://www.lhrc.lv/biblioteka/book2016_glava1.pdf

Ссылка на портал: http://baltnews.lv/news/20160818/1017292993.html
Еще публикация на эту тему: http://vesti.lv/news/huzhe-chumy-i-voiny

FMS

Воин

Трибуна

Прачка-собачка, или Метаморфозы "Муму" и Рижского русского театра. (Рига, 2 янв. 2019., Sputnik, Александр Малнач)
далее

Чем российское образование привлекает выпускников латвийских школ. (Александр Гурин, портал BaltNews, 10.12.2018.)
далее

Операция "Ликвидация", или почему я не советую молодежи учиться на педагога. (Александр Гурин, портал BaltNews, 23.11.2018.).
далее

Россия помнит о своих соотечественниках, а провокаторы терпят фиаско. (РИГА, 2 ноя — Sputnik, Андрей Солопенко.)
далее

Откликнитесь, активные сениоры! Клуб пенсионеров Русского общества приглашает к сотрудничеству. (Марина Блументаль, газета «Сегодня», 19.10.2018.)
далее

Евросоюз не хочет признавать, что в Латвии не соблюдаются права человека. (Андрей Солопенко, портал Rubaltic, 20 августа 2018 г.)
далее

Частные вузы Латвии расплачиваются за конформизм и соглашательство. Александр Малнач (портал Ритм Евразии, 05.07.2018.)
далее

ЛИКВИДАЦИЯ РУССКИХ ШКОЛ. (Виктор Гущин, журнал "СТРАТЕГИЯ РОССИИ" №7, Июль 2018)
далее

«Латвийская реформа образования — это месть русским за советскую власть». (Андрей Солопенко, портал Rubaltic.ru, 12 июня 2018)
далее

«Эта публика бесстыдно лжет» (Владимир Веретенников, Лента.ру, 7 июня 2018)
далее