Балтийский телемост: Сколько русского не корми, он всё равно не туда смотрит. (Александр Малнач, портал BaltNews, 03.10.2016.)

Я много лет уже не смотрю телевизор. Ни к чему это. Но тут случай особый. Первый в истории телемост Рига – Таллин с представителями русских общин Латвии и Эстонии в прямом эфире. Добро пожаловать в ХХ век!

28 сентября, в годовщину запуска в Эстонии государственного телеканала на русском языке ETV+ и во вторую годовщину начала государственного русскоязычного вещания на базе телеканала LTV7, журналисты двух стран решили заглянуть друг к другу в гости в прямом эфире. Пригласили в студию в Риге и в Таллине известных и успешных людей, представляющих русские лингвистические общины двух стран, составили список вопросов и в течении полутора часов общались «поверх барьеров».

«Мы предпримем первую (!) попытку сделать шаг навстречу друг другу. Мы познакомимся, оценим себя, свои возможности и посмотрим в будущее: кто мы, что мы тут делаем и каковы наши перспективы», — говорилось в сообщении LTV7.
Здесь надо отметить, что самостоятельные попытки русских Латвии и Эстонии «сдружиться домами» для решения насущных задач, стоящих перед русскоязычным населением двух стран, немедля пресекались спецслужбами этих этнократических государств.

Координация действий между русскими политиками и общественниками Латвии и Эстонии не входила, да и сегодня не входит, в планы латышского и эстонского истеблишмента. Как проговорился ведущий с эстонской стороны, вопрос сотрудничества русских Латвии и Эстонии в повестку телемоста не входил, и прозвучал под занавес по его личной инициативе.
Всё же, памятуя о том, что «дети должны гулять под присмотром», политическое руководство Латвии и Эстонии, под контролем которого находится и работает гостелевидение, решило пойти на беспрецедентный (за 25 лет!) шаг, устроив своего рода очную ставку латвийским и эстонским русским. Посмотрим, что из этого получилось?

Какие указания им спустили «сверху», не знаю, но телевизионщики в Риге и Таллине действовали немного по-разному. В таллинской студии за круглым столом оказалось всего четыре человека вместо заявленных восьми. Спикеров своим присутствием и аплодисментами поддерживали гости в студии, которым тоже перепадал микрофон. Среди гостей каким-то чудом затесалась и депутат Европарламента Яна Тоом.

В студии ЛТВ7 не было ни круглого стола, ни зрителей. А вот участников телемоста зазвали в 2,5 раза больше — 10 человек. Конечно, удельный вес каждого из приглашённых при этом заметно снижался, предоставляя ведущему больше возможностей для дирижирования, с чем тот виртуозно справлялся, за исключением пары случаев, о которых будет сказано особо.

Два полюса

Не стану называть всех участников телемоста. Сосредоточусь на озвученных ими позициях. Мнения, разумеется, разделились, но они вполне сводимы к двум основным точкам зрения, честь сформулировать которые выпала коллегам из Эстонии.
Так, участники телемоста в Таллине, подвизающиеся на ниве предпринимательства, уверяли, что сейчас перед русскоязычными жителями Эстонии открылись большие возможности, и, если выучить эстонский язык, а лучше пять-шесть языков («Выучите хоть какой-то язык, ну хотя бы английский!»), отбросить «старые обиды» и «собрать волю в кулак», каждый сможет добиться успеха.
В свою очередь, политики — вице-мэр Таллина Михаил Кылварт и евродепутат Яна Тоом — оппонировали этому довольно расхожему и у нас в Латвии взгляду.

— Есть частные случаи, а есть тенденция. Отдельные позитивные и негативные примеры ничего не доказывают. Тенденцию отражает статистика. На заре независимости Эстонии были созданы разные стартовые условия для эстонцев и русскоязычных. Места на старте были распределены достаточно жёстко, и ситуация не выровнена до сих пор. Разрыв в поколение — серьёзный удар по развитию любого общества, — сказал Кылварт.
В качестве примера он привёл исследование среди учащихся эстонских и русских школ, в ходе которого выяснилось, что эстонское общество — это общество двух скоростей: эстонские школьники имеют преимущество перед своими русскоязычными сверстниками.

— Медицинский факт состоит в том, что эстонцу в Эстонии карьеру сделать проще и не потому, что у него «воля в кулаке», а потому, что он эстонец, т. е. за ним стоит язык, гражданство и социальные связи. Эстонцам в Эстонии жить проще. Так эта страна создавалась, и так эта страна функционирует, — подтвердила Тоом.

На нашей стороне «прямой связи» первую из заявленных позиций поддержали те, чья деятельность в большей степени зависит от лояльного отношения к сформировавшемуся в Латвии политическому режиму. Вторую, напротив, разделили те, кто меньше зависят от мейнстрима.
Так, физик, ассоциированный профессор Латвийского университета Вячеслав Кащеев на примере евреев-репатриантов из СССР в Израиле показал, как должны добиваться успеха русскоязычные граждане и неграждане Латвии, продемонстрировав попутно, что учёная степень не страхует человека от ненаучных суждений и сопоставлений.

В свою очередь, депутат Европарламента Андрей Мамыкин поддержал мнение своей эстонской коллеги:
— Ситуации в Латвии и в Эстонии похожи. Представителю титульной нации проще пробиться, у латышей больше социальных связей и больше возможностей. В Латвии язык тюрьмы — русский; язык наркомании — русский; язык малого и среднего бизнеса, ядра экономики — русский; язык чиновничества, сферы образования и культуры — латышский. Свою роль сыграли законодательные новшества после распада Советского Союза (закон о гражданстве, языке и образовании — А. М.). Реальность такова: если ты принадлежишь к меньшинству, ты должен многое сделать не благодаря, а вопреки. Ты должен ломать себя через колено, чего не приходится делать твоему другу Янке, хотя вы росли в одном дворе. Это для русского меньшинства Латвии вызов, и принять его могут, к сожалению, не все.

Всё сказанное участниками телемоста далее можно считать вариациям на две эти темы. Ведущие и кое-кто из приглашённых старались поддержать позитивный настрой, и в целом им это удавалось. Прекраснодушие некоторых общественных и культурных работников, обеспечивающее modus vivendi им лично, но не приносящее никаких реальных плодов русской общине в целом, хлестало через край. Порой даже ведущему в рижской студии оно казалось чрезмерным.

В свою очередь, ведущий с эстонской стороны заподозрил политиков Кылварта, Тоом и Мамыкина в том, что они говорят, как всё плохо, поскольку «намеренно нагнетают ситуацию, чтобы в дальнейшем использовать её в своих интересах». За политиков вступилась Светлана Янчек, организатор театрального фестиваля «Золотая Маска в Эстонии»:

— Действительно, у большинства русских в Эстонии нет возможности зарабатывать наравне с эстонцами. При приёме на работу учитывается национальная принадлежность. Это скажет каждый. В любом проекте смотрят, кто ты по национальности. И политики говорят о положении большинства.

Особые мнения

В такой культурной компании не могло обойтись без особых мнений. Приведу некоторые из них. Доктор коммуникационных наук и предприниматель Ольга Процевская, например, отметила следующее диалектическое противоречие в положении русскоязычного населения Латвии и Эстонии:

— Оно одновременно ущемлено и привилегированно. Особенно молодёжь, лучше экипированная. Среди русскоязычного населения Латвии предпринимательская активность выше, чем среди латышскоязычного, что во многом объясняется тем, что русские, не имея возможности полагаться в трудоустройстве на государство, вынуждены сами изобретать себе бизнес и способ самореализации. Отсутствие гарантий заставляет русских больше рисковать. Так, негативная стартовая позиция кого-то подталкивает к успеху. Но мы мало знаем и ещё меньше говорим о тех, кто потерпел неудачу.

Сродни социальному дарвинизму показался мне взгляд предпринимателя Татьяны Толстой, четыре года назад перебравшейся «из Украины» в Эстонию:
— За всё, что происходит с человеком после 16 лет, ответственен только он сам, и если он сам не хочет открыться этой жизни, то это его выбор. К слову о «великом и могучем», в маленькой Японии, на минуточку, живёт больше народу, чем в огромной России. Может, мы не такие уж великие, и есть смысл посмотреть не только туда, куда мы привыкли смотреть, а в другую, открытую нам сейчас сторону? Финляндия не заграница. Открыть там филиал бизнеса, уехать туда — это нормально. Вообще мигрировать — это нормально. Человечество стало человечеством, люди стали наиболее распространённым видом млекопитающих на Земле только благодаря миграции. Америка — целая страна и культура мигрантов, приехавших из Европы.

Жаль, что склонная к миграции г-жа Толстая не уточнила, почему эти переселенцы отказались принять язык местного населения — индейцев, а навязали тем свой язык, язык пришельцев. Но так уж издавна повелось у людей вообще и социал-дарвинистов в частности, кто-то из них тварь дрожащая, а кто-то право имеет.

Попенять коренному русскоязычному населению Латвии и Эстонии решила и Галина Тимченко, генеральный директор интернет-издания Meduza:
— Если треть или четверть жителей страны не ассоциирует себя с нею, то это серьёзная проблема. Но меньшинство это не всегда плохо. Драйвером любых изменений является меньшинство. Вспомним Великую Октябрьскую революцию и Стива Джобса. Да, проблемы есть, но не надо личные проблемы человека выдавать за проблемы всего общества. Если ты хочешь жить в этой стране, ты должен выполнить определённые условия. Почему эти условия вызывают такой протест, я не понимаю.

Вот так запросто расписываются люди в «полном неумении», а потом ещё возмущаются, что им запрет на профессию в России влепляют. Но кто же для себя двойной стандарт добровольно отменит? А ведь г-же Тимченко несколькими минутами прежде экономист и экс-министр образования Вячеслав Домбровский русским языком объяснял, что среди индикаторов социальной отчуждённости фактор русскоязычности занимает первое место.

— Как известно, дискриминации в Латвии нет, но русскому нужно работать в три-четыре раза лучше, чем латышу с такой же квалификацией, чтобы добиться одинакового с ним результата. Нет никаких сомнений в регрессе русских общин Латвии и Эстонии за последние 25 лет, — сказал Домбровский.
Стоило же ему заикнуться, что дело не упирается в один только язык, что требования к «хорошему русскому» в Латвии и Эстонии включает категорический набор исторических, экономических и геополитических установок, как ведущий прервал его, сославшись на регламент. Понятно, что разговор на эту тему не только портит нервную систему, но и чреват серьёзными оргвыводами.

Но мысль прерванного на полуслове Домбровского была тут же подхвачена по ту сторону телемоста. Как сказал один из гостей в таллинской студии: «Мы все любим эту землю, но когда нас пытаются потянуть в политическую историю, мы расходимся не то, что в разные стороны, а на разные континенты».

Будущее светло и прекрасно

А ведь был ещё незапланированный вопрос ведущего с эстонской стороны, как русским Латвии и Эстонии начать сотрудничать друг с другом? Ведущий в рижской студии переадресовал его… пляжному волейболисту Александру Самойлову.
Тот ответил, что людей сплачивает общая цель, а на вопрос о том, что могло бы стать общей целью («для всех, русских и латышей», на ходу подменил вопрос ведущий), честно сказал: «Не знаю».
Вопрос совместной борьбы за равные права и возможности русского населения в своих странах, таким образом, благополучно сняли с эфира. Но тема осталась не раскрытой. Выходит, готовая идея для следующего телемоста. К первому примыкает второй кардинальный вопрос, который был поднят Вячеславом Домбровским. «А в чём состоит историческая миссия русских в Латвии? Для чего мы здесь?», — спросил он. Но ведущий не дал ему ответить. Он оставил г-на Домбровского «на сладенькое», которое, правда, так и не было съедено.

Разговор как-то ушел в сторону общей футурологии. Следуя за ним приведу слова Ольги Процевской:
— Будущее за мультилингвализмом, глобальными контактами и всем подобным светлым, но, с другой стороны, больше возможностей создать целостное «я» и счастливую жизнь у людей, которые осознают своё происхождение, свои корни и самобытность, понимают, продолжают и передают детям свою традицию. И если мы считаем свой язык великим и могучим, то нам следует чтить его, учить его, читать на нём и т. д.
Вот и я перехожу к рекомендациям. Они у меня очень разные для верхов и низов.

Верхам, надзирающим за медиа- и общественно-политическим пространством, должно тщательно поработать над зачисткой информационного поля Латвии и Эстонии, поскольку очень высок процент крамольников, проникающих через всевозможные фильтры в телеэфир. К следующему телемосту это узкое место должно быть всемерно расширено за счёт привлечения ещё более «хороших русских», чем в этот раз.

Низам я бы порекомендовал заниматься своим делом, но с учётом всего вышесказанного. В частности, помните о том, что ведущей силой (драйвером) любого общества является активное меньшинство. Берите пример со своих братьев латышей и эстонцев, которые 50 лет (!) жили с фигой в кармане. Держите и вы — авось, пригодится.

Оригинал статьи: http://baltnews.lv/authors/20161003/1017706506.html
Фото: LTV7/Screenshot

FMS

Воин

Трибуна

Украина учится у Латвии борьбе с образованием на русском языке (Дмитрий Ермолаев, портал ru.sputniknewslv , 13.09.2017.)
далее

Татьяна Фаворская: «Большинство уехавших учиться в Россию, в Латвию не возвращаются». (Андрей Солопенко, RuBaltic.ru , 01.09.2017.)
далее

В вуз или ПТУ: шансы русских школьников на бесплатное высшее. (Sputnik, Андрей Солопенко, 21.08.2017.)
далее

Русский союз Латвии: правительство Кучинскиса возобновило войну против русских Латвии. (BaltNews.lv, 11.08.2017.)
далее

«Русская вошь» Шноре: русофобы в Латвии действуют под прикрытием спецслужб. (Александр МАЛНАЧ, портал «Ритм Евразии», 12.07.2017)
далее

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский о жадинах, хвастунах и дураках. (Александр МАЛНАЧ)
далее

Вышла книга «Невидимая крепость русской общественной самоорганизации»
далее

Подводя некоторые итоги (Татьяна Фаворская).
далее

«Русским Латвии стеклянный потолок не дает достучаться до небес» ( Андрей Солопенко, портал RuBaltic.Ru, 24.02.2017.)
далее

Кто угрожает безопасности Латвии? Мнения русских и латышей. (Андрей Солопенко, BaltNews, 21.02.2017)
далее