Латвия: политическая педофилия с геополитическим оттенком. Александр Малнач (29.10.2017., портал Ритм Евразии)

Безапелляционно отвергнув законопроект по автоматическому присвоению гражданства Латвии новорожденным детям неграждан и воспользовавшись им как поводом, латышская этнократия пошла в новое наступление на школьное образование на русском языке.

Предыдущая атака на школьное образование на русском языке, родном почти для 40% населения страны, была предпринята латвийскими властями в 2014 году. Дело было так. 21 ноября 2013 года в одном из спальных районов Риги рухнул торговый центр Maxima. Под обломками супермаркета погибли 54 человека, ранения получили 40 человек. Вслед за этим 27 ноября рухнуло правительство Валдиса Домбровского («Единство»). После долгих переговоров 22 января 2015 года сейм утвердил коалиционное правительство Лаймдоты Страуюмы («Единство»).

В кризисной ситуации резко возросло влияние Национального объединения «Всё – Латвии!»-ТБ/ДННЛ, его только по соображениям политкорректности избегают называть неонацистским. Во всяком случае политолог Нил Муйжниекс, занимающий ныне пост комиссара Совета Европы по правам человека, в своё время оценил «Всё – Латвии!» как расистскую организацию.
Так вот, по настоянию Нацобъединения один из пунктов коалиционного договора предусматривал подготовку правовой, экономической и социальной базы для введения в школах нацменьшинств с 1 сентября 2018 года преподавания на государственном, т. е. латышском языке всех образовательных программ, за исключением иностранных языков и предметов, необходимых для сохранения языка и культуры нацменьшинств (в нашем случае – русского языка и литературы).

И Нацобъединению уже тогда удалось бы навязать свою волю партнёрам по коалиции, правительству и обществу в целом – тогдашний министр образования Ина Друвиете («Единство») рьяно взялась за дело. Но случились события на Украине, резко изменившие геополитическое равновесие в регионе, к которому очень чувствительна Латвия.

Воссоединение Крыма с Россией нашло положительный отклик у большинства русскоязычного населения страны и очень напугало правящую элиту. Состоявшиеся в Риге в марте 2014 года массовые акции - а) в поддержку действий России в Крыму; б) против намерения правительства ликвидировать финансируемое государством школьное образование на русском языке – показали, что у русских Латвии есть лидеры и решимость отстаивать свои права. В такой напряжённой ситуации, в условиях полной неопределённости дальнейшего развития событий на Украине и, по-видимому, по рекомендации Большого Брата из Вашингтоне латвийские власти сдали немного назад.

Теперь – не то. Целый ряд внутренних и внешних факторов, скорее, благоприятствует планам правительства Мариса Кучинского (Союз зелёных и крестьян), нежели препятствует им. Сигнальной ракетой к началу нового наступления на русскую школу как раз и послужила инициатива президента Раймонда Вейониса по автоматическому присвоению гражданства Латвии детям неграждан. А застрельщиком этого нового наступления выступило Нацобъединение.

Логика латышских шовинистов проста. Раз латышский язык записан как единственный государственный язык, то в стране не должно быть школ с преподаванием на каком-либо другом языке. Дескать, давайте приведём жизнь в соответствие с Конституцией.

«Запись в Конституции о латышском языке как единственном государственном пока не распространяется на систему образования. Учащихся учат по образцу советского времени – на двух языках, в двух закрытых системах. В понедельник Нацобъединение призовёт коалиционные партии поддержать перевод государственных и муниципальных школ на обучение только на государственном языке», – заявил лидер Нацобъединения Райвис Дзинтарс на страницах газеты Latvijas Avīze 5 октября. То был четверг.

Разумеется, Дзинтарс лгал. Школы с русским языком обучения на территории Латвии существуют издавна. Первая такая школа – Екатерининское училище – появилась в Риге еще в 1789 году, когда ни о какой Латвии ещё слыхом никто не слыхивал. Школы с русским языком обучения всех ступеней действовали на территории современной Латвии до революции 1917 г.

Развитая система русских школ существовала в Латвии и в межвоенный период, и даже при националистической диктатуре Карлиса Ульманиса она не была полностью свёрнута. Причём преподавание в русских школах велось на русском языке, за исключением двух предметов – латышского языка и истории и географии Латвии.

Ни о какой замкнутой системе русских школ в нынешней Латвии также говорить не приходится. Обучение в них ведётся по стандартам, программам и учебникам, утверждённым министерством образования. Наконец, только 40% учебного материала разрешено осваивать на родном для русских детей языке, тогда как 60% учебного материала они вынуждены осваивать на государственном языке.

Пропорция 60:40 была навязана русской общине Латвии этнократическим режимом в 2004 году. Массовые протесты русскоязычного населения тогда позволили лишь снизить пропорцию в пользу русского языка (изначально предполагалось 90:10), но не отменить её вовсе. Теперь латышские шовинисты решили взять реванш. Они «забыли», что в 2005 году Латвия после десяти лет проволочек всё же ратифицировала Рамочную конвенцию по защите национальных меньшинств, обязывающую участников «воздерживаться от политики или практики, направленной на ассимиляцию лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, против их воли» (ст. 5.2). Между тем именно к ассимиляции русскоязычного населения республики устремлены планы по свёртыванию русского школьного образования.

Итак, в четверг 5 октября Р. Дзинтарс объявил о намерении Нацобъединения в понедельник 9 октября призвать коалиционные партии поддержать перевод государственных и муниципальных школ на обучение только на государственном языке. Но уже 6 октября инициативу перехватил министр образования и науки Карлис Шадурский («Единство»). «Роль латышского языка в сфере всеобщего образования должна быть усилена, мы выполнили всю необходимую работу, и теперь нужно принять ответственные решения», – заявил он. По словам К. Шадурского, с 2020/21 учебного года все общеобразовательные предметы в средних школах планируется преподавать только на латышском языке. При этом в школах нацменьшинств будет сохранена возможность изучать на родном языке только сам этот язык, литературу и предметы, связанные с культурой и историей.

И побежали наперегонки политики из партий правящей коалиции, чего и добивался лидер Нацобъединения, дав старт финишному, как он полагает, забегу. Предвыборная кампания началась. Латышские шовинисты из правящих латышских партий будут наперебой доказывать латышскому электорату свой патриотизм. Легче всего это сделать за счёт русских – слабых бьют. А Дзинтарс будет соревнующихся коллег хлыстиком подгонять. Дескать, если идея об образовании на латышском языке не будет ясно и недвусмысленно включена в концепцию министерства образования и науки, Нацобъединение выступит со своей законодательной инициативой, и тогда мало не покажется никому.

Неудивительно, что премьер-министр М. Кучинский, который ещё 17 сентября призывал не форсировать вопрос о переходе всех школ только на госязык обучения и заверял, что данный вопрос не стоит на повестке дня правительства, словно по мановению волшебной палочки резко изменил свою точку зрения. Правящая коалиция ожидает постепенного перехода образования на латышский язык; в течение месяца министр образования К. Шадурский должен подготовить «информационное сообщение и потенциальные поправки к законам», заявил М. Кучинский журналистам после заседания совета коалиции 9 октября. А на другой день уточнил, что действовать планируется не через сейм, а через правительство, при этом со всеми формальностями следует покончить в первом квартале 2018 года, чтобы «это не стало элементом предвыборной кампании». «Правящие партии абсолютно единодушны в отношении будущего, какими мы видим как систему образования, так и государственный язык в Латвии в целом», – подчеркнул премьер в интервью Латвийскому телевидению.

Тут все посмотрели на Нила Ушакова. Что скажет на это «русский» мэр Риги, лидер якобы прорусской и прокремлёвской партии «Согласие», располагающей крупнейшей, хоть и одиноко томящейся в оппозиции парламентской фракции? Н. Ушаков откликнулся одним из первых. В своём профиле в социальной сети Facebook он предсказуемо обвинил Шадурского в предвыборном популизме и столь же предсказуемо пообещал, что всё будет хорошо.

«Я же со своей стороны могу заверить вас – такого развития событий мы не допустим. И защищать от шадурскисов мы в равной степени будем и латышские школы, и русские. И защитим», – заявил он.  Правда, ни тогда, ни потом Н. Ушаков не сказал, как он это сделает. Вот, что он ответил на вопрос, как «Согласие» будет бороться против реализации плана Шадурского: «На данный момент ведём работу внутри парламента, объясняя, что с профессиональной и политической точки зрения это ухудшит ситуацию по всем фронтам. Работаем с нашими партнёрами, надеемся, что сможем затянуть реализацию этой реформы до выборов, а после выборов опять будем смотреть, что произойдёт».

Обман избирателей налицо. Во-первых, план Шадурского, как сказал премьер-министр, будет реализовываться через правительство, а не через парламент. А в правительстве у «Согласия» нет партнёров, как нет в правительстве и самого «Согласия». Во-вторых, у «Согласия» нет партнёров и в сейме. Правительство опирается на парламентское большинство и устами того же Кучинского уже заявило об «абсолютном единодушии» партий правящей коалиции. В-третьих, Кучинский уже сообщил о намерении покончить с образованием на русском языке задолго до осенних парламентских выборов.

Нет у «Согласия» времени, чтобы его тянуть, а путь уличных протестов не для этой партии. Ведь согласисты как от прокажённых шарахаются от тех, кто «говорит о возрождении в Латвии фашизма», как определил Н. Ушаков своих оппонентов слева. А сам «русский» мэр осмеливается говорить лишь о «возрождении идиотизма». Тупик вырисовывается. Расплачиваться с избирателями за доверие Ушакову явно нечем.

Но он – мастер политического манёвра. От него можно ждать нестандартных шагов, как тогда, когда он после долгих отнекиваний и увёрток взял и подписался под инициативой о проведении референдума по русскому как второму государственному языку, да ещё и проголосовал за русский язык как второй государственный в Латвии. Поэтому, когда прошёл (был распущен) слух, что Н. Ушаков присоединится к митингующим против планов правительства в отношении русских школ 23 октября, мало кто усомнился в возможности такого поворота событий. Но Ушаков не присоединился. Митинг прошёл без него.

Посредством акций прямого действия противиться ликвидации школьного образования на русском языке решили Русский союз Латвии (РСЛ) и общественные организации, представляющие интересы русскоязычных латвийцев. Для РСЛ это призрачный шанс вернуться в национальную политику. Для общественных организаций и отдельных активистов это  вопрос жизни и смерти, они с полным основанием говорят о возрождении в Латвии фашизма. Общими усилиями возрожден неформальный Штаб защиты русских школ, руководивший протестами в период «Школьной революции» 2003-2004 годов.

23 октября под стенами министерства образования и науки состоялся митинг протеста. Он собрал около 400 человек – значительно больше, чем ожидали сами организаторы и прогнозировали злопыхатели, которых в русской среде оказалось ничуть не меньше, чем в латышской.

В митинге под старыми («Руки прочь от русских школ!», «Мы хотим учиться на родном языке») и новыми («#Аз есмь Латвия», «Стоп холокост русского образования в Латвии!!») лозунгами приняли участие депутаты Европарламента Татьяна Жданок и Андрей Мамыкин, а также депутат сейма Игорь Пименов («Согласие»), что обеспечило протестующим известный минимум политического представительства и прикрытия. На акцию приехали люди из других городов Латвии, в частности из Айзкраукле, Резекне и Даугавпилса. Но на неё, несмотря на каникулярное время, не явились учащиеся русских школ и вообще молодёжь (похоже, юное поколение русских латвийцев не связывает своё будущее с Латвией, что согласуется с данными проводимых в последние годы соцопросов, и потому не считает нужным проявлять общественную активность). Не было и учителей, которые в массе своей боятся увольнения за проявление «нелояльности» – современные средства контроля позволяют установить личность каждого участника протестной акции.

Таким образом, митинг продемонстрировал как решимость отстаивать русские школы, так и ограниченность социальной базы протестного движения. Министр образования к протестующим не вышел. А президент Латвии на другой день в интервью Латвийскому радио, комментируя митинг («мертвецов», по определению радиоведущего), без обиняков заявил, что к образованию только на латышском языке «нам нужно идти, так как у нас в Латвии латышский язык является единственным государственным языком; мы более 25 лет назад восстановили своё государство, мы свободное, независимое государство, и в связи с этим это логично». По словам главы государства, раньше не хватало политической воли, чтобы «сделать это до конца».

Теперь, надо полагать, такой воли хватит. Кстати, митинг 23 октября Р. Вейонис охарактеризовал как направленное против латышского языка и не заслуживающее внимания предвыборное мероприятие. Любопытно, что как раз во время митинга у подъезда Президентского замка стоял дипломатический линкольн с американским номерным знаком. Рискну предположить, что «свободное, независимое государство» получило отмашку не замечать протестов русскоязычного населения. «Пошумят и разойдутся», – как однажды пророчески заметил по схожему поводу тот же Шадурский.

Увы, положение русскоязычного населения Латвии гораздо больше зависит от международной обстановки и геополитической ситуации, чем принято думать. Сейчас Запад выстраивает кордон против России по восточным рубежам Евросоюза и НАТО с включением контролируемой киевским режимом части Украины. Проживающее в «прифронтовой полосе» русскоязычное население власти стремятся нейтрализовать любыми способами. В этом смысле одновременные шаги, направленные на уничтожение школьного образования на русском языке в Латвии и на Украине с их многочисленным русским населением, не являются совпадением.

От внимания наблюдателей не ускользнул состоявшийся в конце сентября визит министра иностранных дел Украины Павла Климкина в Ригу, в ходе которого он встретился с министром образования и науки. При этом Шадурский поддержал украинский закон «Об образовании», а Климкин заявил, что Украина заинтересована в заимствовании латвийского опыта функционирования системы образования с использованием языков национальных меньшинств.

Имея надёжный тыл в лице Вашингтона, официальные Рига и Киев могут преспокойно игнорировать рекомендации международных правозащитных организаций, а также жалобы и протесты русскоязычного населения своих стран. К тому же на Украине в условиях сложившегося там террористического режима никто и пикнуть не посмеет. Моральные соображения давно не играют никакой роли в политике.

Оригинал статьи: https://www.ritmeurasia.org/news--2017-10-29--latvija-politicheskaja-ped...

FMS

Воин

Трибуна

Компетентностный подход, министерская матрешка и фига от Шадурского. (Татьяна Фаворская)
далее

Латвия: политическая педофилия с геополитическим оттенком. Александр Малнач (29.10.2017., портал Ритм Евразии)
далее

В помощь вступающим в Русское Общество.
далее

Человек гражданского общества. (Наталия Лебедева, газета "Сегодня", 12.10.2017.)
далее

Татьяна Фаворская: Без русских школ русская община Латвии будет деградировать. (Александр Малнач, портал Baltnews, 12.10.2017.)
далее

За детей неграждан отомстят всем русским детям Латвии. (Александр Малнач, портал Ритм Евразии, 06.10.2017.)
далее

Украина учится у Латвии борьбе с образованием на русском языке (Дмитрий Ермолаев, портал ru.sputniknewslv , 13.09.2017.)
далее

Татьяна Фаворская: «Большинство уехавших учиться в Россию, в Латвию не возвращаются». (Андрей Солопенко, RuBaltic.ru , 01.09.2017.)
далее

В вуз или ПТУ: шансы русских школьников на бесплатное высшее. (Sputnik, Андрей Солопенко, 21.08.2017.)
далее

Русский союз Латвии: правительство Кучинскиса возобновило войну против русских Латвии. (BaltNews.lv, 11.08.2017.)
далее