Как рижане сделали талантливого певца всемирно известным. (Александр Гурин).

Ныне о Петре Константиновиче Лещенко сняли сериал, о нем написаны книги. А уж грампластинок, где великий певец поет песни, уже в 30-е годы прошлого века было выпущено около сотни. В это непросто поверить, но ещё в начале 1930-го года знаменитый в скором будущем Петр Лещенко не знал, как прокормить семью, и приехал в Ригу на гастроли малоизвестным танцором, своего рода «приложением» к собственной супруге - балерине.

Именно в столице Латвии начался его путь к всемирному признанию. Что же за чудесное преображение произошло?
Расскажем обо всём по порядку. Пётр Лещенко родился 120 лет назад - 14 (по новому стилю) июня 1898 года в Херсонской губернии. Рос без отца, когда Петру не было и года, мать переехала в Кишинёв. Музыкальное образование юного Лещенко свелось к пению в церковном хоре. В 1915 году 17-летний Петр Константинович добровольцем отправился на фронт Первой мировой войны.

В юности он хорошо себя проявил не как певец, а как воин. Начал службу солдатом, затем стал офицером. Был тяжело ранен, долго лечился в госпитале в Кишиневе. Парадокс: Лещенко служил в российской армии, а из госпиталя выписался как румынский подданный – пока он восстанавливал здоровье, Кишинев был занят румынской армией и объявлен частью Румынии. Так, не выезжая из родного города, Петр Лещенко стал эмигрантом поневоле.

Бывший офицер российской армии не знал, чем заняться. Что только он ни делал: работал токарем, служил псаломщиком в церкви, пел в Кишиневской опере. Но уже в 1919 году молодой человек стал выступать как танцор. Один из его номеров состоял в том, что он выходил на сцену в костюме кавказца с кинжалами в зубах, танцевал вприсядку, а кинжалы метал в пол. Это вызывало аплодисменты.

В 1925 году молодой человек отправился искать счастье в Париже. Знаменитым танцором не стал, но, выступая в кинотеатрах, прокормиться мог. Петр Лещенко понимал: ему необходимо учиться балетному искусству, улучшать технику танца. В то время в Париже одной из лучших считалась балетная школа русской эмигрантки, бывшей солистки Мариинского театра Веры Трефиловой. Учась в ее студии, Петр Лещенко и познакомился с Женией Заките (выступала под псевдонимом Зинаида Закитт). В отличие от Лещенко, молодая балерина из Риги училась у Трефиловой из любви к искусству – её отец, богатый домовладелец, мог обеспечить дочь и ей не требовалось зарабатывать на жизнь танцами. Не знаю, переживала ли ее семья, когда она вышла замуж за голь перекатную (с точки зрения состоятельных родственников Заките) - Петра Лещенко. Кто же мог тогда предположить, что благодаря мужу, о ней через десятилетия станут писать в книгах и энциклопедиях…

Они танцевали там, куда приглашали. К примеру, в Бейруте, Дамаске, Алеппо. В 1930 году реализовали идею Жении - поехали поработать в Ригу. 17 февраля состоялось их первое представление. Автор газеты «Сегодня вечером» добродушно-снисходительно написал, что цель танцоров состояла в том, чтобы развлечь публику, причем «не поразить виртуозностью, а щегольнуть разноплановостью…», что в искусстве балета Зинаида Закитт сильнее своего кавалера, но и у неё есть недостатки.

Во время выступлений в Риге партнёрша Петра Константиновича периодически удалялась за кулисы – переодеть платье. Тогда Лещенко, чтобы не допустить излишней паузы в представлении, брал в руки старенькую гитару и пел. А потом руководитель оркестра ресторана А. Т. (где стали выступать Лещенко и Заките) Герберт Шмидт неожиданно предложил Петру Константиновичу дать концерт с его оркестром. Заметим, что незадолго до этого в кинотеатре «Палладиум» Лещенко и Заките выступали вместе с модной певицей Лилиан – она пела, Жения и Петр – танцевали. То есть роли были чётко распределены, и никому и в голову не приходило сделать пение основной работой для танцора.

Первый же концерт Лещенко породил сенсацию! Когда Петр Константинович собрался исполнить песню «Моё последнее танго» на музыку выпускника Санкт-Петербургской консерватории, известного рижского композитора Оскара Строка, из зала неожиданно вышел сам маэстро Строк, сел за рояль и невозмутимо стал аккомпанировать. С этого и началась дружба великого певца и талантливого музыканта.

Петр Лещенко исполнял такие песни Оскара Строка, как «Катя, Катя», «Мусенька», «Спи, мое бедное сердце», «Ах, эти чёрные глаза» и многие другие. Исполнял певец и песни других латвийских композиторов. Например, шлягеры Марка Марьяновского: «Татьяна», «Марфуша», «Кавказ», «Рюмка водки». В репертуаре Лещенко были и песни лиепайчанина Владислава Около-Кулака (писал музыку под псевдонимом Саша Влади).

Сотрудничество Петра Лещенко с латвийскими композиторами было взаимовыгодным. Их песни улучшали его репертуар, а певец вскоре сделал их творчество известным в Европе.
Что же касается Оскара Строка, тот, как мог, заботился о своем новом друге. Он стал брать Петра Лещенко на свои концерты в домах состоятельных рижан. Потенциальным спонсорам пение Петра Константиновича понравилось. И два рижанина – доктор Соломир и адвокат Эльяшев - предоставили певцу средства для поездки в Германию, где он впервые записал свои песни на пластинки.

Петр Лещенко стал певцом очень вовремя – Жения была беременна, танцевать уже не могла. В 1931 году у них родился сын. А знаменитыми Лещенко сделали в 1931 году именно пластинки. Специалисты полагают, голос у Петра Лещенко, не имевшего всё же профессиональной музыкальной подготовки, был недостаточно сильным для большого зала. А для записи пластинок важна была не громкость голоса, а выразительность, здесь Лещенко выигрывал.

Пластинки с песнями Лещенко стали выпускать на нескольких континентах, в таких странах, как США, Великобритания, Австралия, Германия. В Риге их выпускала фирма Bellaccord, которая открылась как раз в 1931 году. Молодой предприниматель Х. Рудзитис предполагал, что будет выпускать, прежде всего, пластинки с латышскими песнями – где же это делать, как ни в Латвии. Но как можно было игнорировать пение Петра Лещенко! В Риге на пластинки были записаны примерно 60 исполнявшихся им песен.

К сказанному можно добавить, что выпуск пластинок имел в Риге давние традиции – с 1901 года до 1915 года тут работал первый завод грампластинок в Российской империи и что ныне старшему поколению рижан фирма Bellaccord хорошо известна как Рижский завод грампластинок – после национализации в 1940 году предприятие получило именно такое название.
Итак, Пётр Лещенко стал богат и знаменит. В 1933 году он решил поселиться в столице Румынии Бухаресте (хотя его образование и ограничивалось приходским училищем, певец владел немецким, французским, украинским и румынским языками, так что в Бухаресте он чувствовал себя комфортно).

В 1935 году Петр Константинович стал совладельцем ресторана в столице Румынии. Клиенты приходили сюда не только и не столько ради хорошей кухни – вечерами перед ними выступал сам Лещенко. А паузы заполняла подруга его жены, молодая певичка Алла Баянова – будущая Народная артистка России.

Петра Лещенко приглашали выступать по всей Европе. В Париже он пел в знаменитом ресторане «Тройка» на Монмартре, в Лондоне много раз выступал для радиопередач ВВС. И, конечно же, каждое лето он гостил в Юрмале и выступал в Латвии с концертами.

Всё изменилось после начала Второй мировой войны. В 1943 году Лещенко призвали в румынскую армию. Хорошо хоть учли его мирные профессии: сначала Петр Константинович выступал в воинских частях с концертами, затем бывшего ресторатора сделали заведующим офицерской столовой. В годы войны в Одессе он встретил юную красавицу Веру Белоусову и влюбился в неё. Развелся с женой, заключил второй брак. После того, как Румыния в 1944-м году включилась в войну против Германии, Лещенко вместе с женой Верой давал концерты уже для советских солдат.

В 1951 году певец был неожиданно арестован органами госбезопасности социалистической Румынии. Умер в тюрьме в 1954 году. До перестройки в СССР о нём не вспоминали. Лишь в 1988 году фирма «Мелодия» выпустила пластинку «Поёт Пётр Лещенко». Уже потом его песни зазвучали в фильмах, в его честь назвали улицы в Одессе и Кишиневе, сняли телесериал о нем, где роль певца исполнили популярые российские актёры Иван Стебунов (П. Лещенко — в молодости) и Константин Хабенский…

Александр Гурин

FMS

Воин

Трибуна

Россия помнит о своих соотечественниках, а провокаторы терпят фиаско. (РИГА, 2 ноя — Sputnik, Андрей Солопенко.)
далее

Откликнитесь, активные сениоры! Клуб пенсионеров Русского общества приглашает к сотрудничеству. (Марина Блументаль, газета «Сегодня», 19.10.2018.)
далее

Евросоюз не хочет признавать, что в Латвии не соблюдаются права человека. (Андрей Солопенко, портал Rubaltic, 20 августа 2018 г.)
далее

Частные вузы Латвии расплачиваются за конформизм и соглашательство. Александр Малнач (портал Ритм Евразии, 05.07.2018.)
далее

ЛИКВИДАЦИЯ РУССКИХ ШКОЛ. (Виктор Гущин, журнал "СТРАТЕГИЯ РОССИИ" №7, Июль 2018)
далее

«Латвийская реформа образования — это месть русским за советскую власть». (Андрей Солопенко, портал Rubaltic.ru, 12 июня 2018)
далее

«Эта публика бесстыдно лжет» (Владимир Веретенников, Лента.ру, 7 июня 2018)
далее

Горькие уроки российской политики соотечественников. (Владимир Веретенников, газета «Сегодня», 25.04.2018)
далее

ЕСТЬ ЛИ В ЛАТВИИ ОБРАЗОВАНИЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ? (Редакционный материал портала MEETING , 12.04.2018.)
далее

Лингвистический геноцид в образовании. Доклад Татьяны Жданок на Вселатвийском родительском собрании 31 марта 2018 года.
далее