728 x 90

ИГОРЬ УГОЛЬНИКОВ: «Я ДОЛЖЕН ЗАЩИЩАТЬ ПАМЯТЬ НАШИХ ПРЕДКОВ»

img

9 мая 2021 года на российском Первом канале состоится премьера художественного фильма «Учености плоды», рассказывающего малоизвестную историю спасения пушкинского наследия в годы Великой Отечественной войны.

Мало кто знает, что наша Рига – это второй родной город одного из сильнейших современных кинорежиссеров и продюсеров, сценариста и телеведущего, руководителя студии «Военфильм» и создателя мощных военно-патриотических фильмов («Брестская крепость», «Батальонъ», «Подольские курсанты»), заслуженного артиста России Игоря Угольникова. В столице Латвии жили его дедушка с бабушкой, отсюда уехал учиться в Москву его отец, а сам Угольников в школьные годы проводил здесь все свои каникулы, а когда стал кинематографистом, регулярно приезжал к нам представлять свои новые фильмы. Но пандемия, как известно, внесла свои коррективы. Потому в конце минувшего февраля Игорь Угольников встретился со своими латвийскими зрителями в уже привычном для нашего времени формате видео-моста.

Беседа на тему «Роль культуры в восприятии Родины» проходила в эфире радио Baltkom в рамках проекта «Культурная линия» и при содействии международного медиаклуба «Формат А-3». А информационным поводом для нее послужили сразу два новых масштабных кинопроекта Угольникова - военная драма «Подольские курсанты», повествующая о подвиге совсем юных ребят в битве под Москвой октябре 1941 года, и картина «Учености плоды», посвященная малоизвестным страницам истории музея «Михайловское» в период немецкой оккупации в 1943-1944 гг.

Встреча была настолько глубокой и насыщенной, что практически каждую высказанную в ее ходе мысль можно было бы рекомендовать использовать школьным и вузовским педагогам для просветительской работы…

«Учености плоды», или Почему Пушкин – это наше всё

Игорь Станиславович, вы только что побывали в Пушкинских горах, где провели первый закрытый показ фильма «Учености плоды». Расскажите, пожалуйста, об этой картине.

Этот фильм задумывался еще в 2014-м, когда мы снимали «Батальонъ» и я узнал историю о том, как в период немецкой оккупации Псковской области в музей «Михайловское» приехала из института Гете некая фрау Шиллер, которая стала водить экскурсии по музею, утверждая, что Александр Сергеевич Пушкин больше, чем только великий русский поэт. Фрау Шиллер была свято влюблена в русскую культуру, великолепно владела русским языком и для нее было очень важно сохранить в условиях той войны Пушкинский музей и само понятие «Пушкин» как для русских, так и для немцев. Однако, не все руководители канцелярии Вермахта были с ней согласны - по их мнению, у славян не могло быть вообще никаких гениев и, тем более, африканского происхождения.

Это такая видимая часть айсберга нашего фильма. Главное, я хотел показать в картине то, что произведения Пушкина и сам его образ – это важнейшая часть нашей культуры, к которому ни в коем случае нельзя относиться как к отстраненному классику. Что для русского народа Пушкин был и остается символом языка, культуры, причастности к своей стране. Что за Пушкина страдают и погибают. Что в его стихах находят поддержку, силу для творчества и жизнеутверждающую энергию русского духа. Что это великий русский поэт, перед которым преклоняются даже враги. Символ борьбы и символ того, что у русских нельзя отнять. А немцы пытались отнять у нас даже это. Вот об этом будет картина. Она многослойна и непроста для восприятия зрителя.

Вы всегда очень тщательно работаете над историческими документами при подготовке к съемках своих картин. А какие реальные эпизоды из военной истории Пушкиногорья произвели на вас самое сильное впечатление?

Самое сильное впечатление из истории оккупации Михайловского на меня произвела личность директора музея по фамилии Афанасьев, который пошел на предательство и остался работать при немцах, потому что для него было важно любой ценой сохранить музей и вещи Пушкина. Честно скажу, что не нашел актера, который мог бы сыграть Афанасьева - пришлось играть самому. Хотя это очень трудно – сидеть сразу на нескольких стульях: быть и режиссером, и продюсером, и исполнителем одной из ролей. Знаете, как говорят, седалища не хватит на стольких лошадях сразу сидеть. Но пришлось.

Мне кажется, что в целом актерский ансамбль в фильме сложился. Прежде всего хотел бы выделить уникальную работу нашего любимого актера и моего близкого друга Сергея Безрукова. В таком образе его еще никто не видел! И, конечно, открытием станет исполнительница роли фрау Шиллер Настасья Кербенген - русская актриса, выпускница ГИТИСа, но с австрийскими корнями. Я думаю, что у нее очень большое будущее. Еще выделю двух уникальных питерских актеров – Андрея Некрасова и Андрея Горбачева, которые сыграли друзей детства, один из которых стал полицаем, а другой партизаном.

Фильм готов. Не могу сказать, что я полностью доволен. Я вообще никогда не бываю максимально доволен своей работой, однако, когда пишут: «Сделано Угольниковым», значит, это должно быть достоверно и эмоционально. Буквально на днях мы сняли для фильма эпилог. Для нас очень важно было снять его именно в день дуэли Пушкина, в феврале, когда должен быть снег. Как вы помните, в прошлом году зимы не было, и мы не смогли это сделать. А в этом году 10 февраля чудесным образом светило яркое солнце, стоял небольшой мороз и совершенно не было ветра. Была сказочная удивительная погода, как будто сам Александр Сергеевич нам ее подарил. Может так оно и есть.

А что значит лично для вас Пушкин?

Для меня Пушкин – это все. Я понимаю, сколь велик был для нас всех этот гений. И прежде всего для меня самого. В его произведениях, с какой бы строчки вы не начали читать или цитировать – там везде русский дух, там Русью пахнет!

Мы можем сколько угодно спорить и говорить о том, что такое русский культурный код, но его незримая основа прежде всего заключена именно в произведениях Александра Сергеевича. У него во всех произведениях всегда все было не просто так и много что закодировано. И по этим кодам тоже можно изучать его поэзию. Русских ведь никогда нельзя понять до конца. У нас в картине на эту тему даже есть такой диалог, когда малообразованного человека спрашивают: «Вы читали стихи Пушкина?», он отвечает: «Зачем мне читать? Достаточно того, что я им горжусь». Это трудно понять. Надо быть русским, чтобы это понимать».

По сути вы своими фильмами провоцируете зрителя к осознанию своей истории и своей национальной идентичности. Почему для вас это важно?

Потому что для нас это свято – сохранять свою идентичность русских людей. Даже не живя в России, мы остаемся русскими людьми. Мы рождаемся русскими, и мы умираем русскими. И нужно помнить, что история у Руси великая, и ни в коем случае нельзя давать возможности кому-либо нашу идентичность и нашу историю переписывать. И уж тем более оскорблять. Помните фразу «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»? Ну, не надо к нам ни с мечом приходить, ни с обманом. Можно приходить с открытым сердцем. Можно вместе с нами растить хлеб и детей. Но надо понимать, с кем вы имеете дело.

«Подольские курсанты», или Для чего надо снимать новое кино о Великой Отечественной

Почему как режиссер, как продюсер, как сценарист вы работаете именно в военной тематике? Почему открыли студию «Военфильм», когда, казалось бы, куда легче и приятнее было бы снимать жизнерадостные комедийные картины?

Мне часто задают эти вопросы. Первую половину жизни я занимался юмором - снимался в комедийных фильмах, на телевидении делал юмористические программы. Я об этом времени вспоминаю с удовольствием. Тогда жизнь казалась каким таким бесконечным фейерверком. Это происходит, наверное, у всех, кто не просиживает свою жизнь, сидя ровно на стуле. Я то время люблю и все, что было мной тогда сказано и написано тоже люблю, и не откажусь сейчас ни от одного слова.

Но все прошло. Я совсем иной. И для меня стало важно высказываться на тему стойкости русского духа и подвига наших великих предков прежде всего и потому, что ныне эта война продолжается (и я в этом уверен!) Я просто зашел на свой рубеж. Мне нужно защищать память предков. Потому что Великая Отечественная война и ее итоги теперь становятся неким геополитическим оружием и подвиг советского солдата уничтожается. И сейчас все голоса, которые звучат с Запада говорят о том, что чуть ли не американцы с англичанами победили красных и фашистов. И что Гитлер чуть ли не вместе со Сталиным воевал против цивилизованного мира. Эта война направлена прежде всего в молодых людей, в нынешнее поколение, которое за 20 лет взращено с помощью совершенно иной идеологии и этому надо противостоять. И в данном случае мое творчество сопряжено с этой борьбой. Поэтому я стараюсь быть в своих фильмах быть максимально достоверным. Молодым людям нельзя врать. Сегодня, увы, многие мои коллеги для того, чтобы добиться большего интереса у молодых зрителей стараются с ними заигрывать и достоверностью пренебрегают. А это путь ведет к тому, что наши западные коллеги побеждают.

Возвращать доверие нашего зрителя крайне тяжело. Собственно, для этого и работает моя студия «Военфильм». И это не говорит о том, что я не хочу делать комедии. Я хочу и буду, наверное, их делать и сниматься в них. Но сейчас наступило такое лукавое время, в котором каждый сам себе специалист, причем в областях разных. Когда и учиться не надо, и на прежних смотреть не надо. У меня на эту тему была смешная фраза в «О-бана»: «Посмотри на яйца – они две минуты варятся, а уже такие крутые». Сегодня все очень быстренько варятся и все крутые. А вино должно дозреть, иначе глупость происходит…

Я рад, что Бог так все устроил, что я могу сейчас заниматься по-настоящему любимым делом. Подспудно у меня всегда было желание снимать военное кино. И когда я прочитал книжку Сергея Смирнова «Брестская крепость», мне было лет двенадцать, и я был потрясен темой выбора, который в определенных обстоятельствах должен делать человек. Как поступить в ситуации, когда ты обречен, ты никому не нужен, фронт ушел далеко-далеко, у тебя нет патронов и тебе говорят: «Все, сдавайся», нет смысла стоять до конца!? И кто-то встает в полный рост и принимает пулю в грудь, кто-то сдается (к сожалению, было и такое), а кто-то принимает решение стоять до конца. И вот этим своим решением приближает 9 мая 45-го года. Оказывается, один человек может повернуть историю! Здесь очень важен тот самый русский дух, о котором мы с вами говорим. Этот русский дух и победил в Великой Отечественной. И когда я снимаю фильмы о войне, честно скажу, я не понимаю, как же они смогли выстоять в той страшной войне. Не только выстоять, но и победить! И показать всему миру свой русский дух, что так сейчас не нравится многим нашим коллегам.

Насколько легко вам было находить общий язык с молодыми актерами, которые снимались в «Подольских курсантах» и как в целом решался вопрос их «погружения» в материал?

Отбор молодых ребят в этот фильм у нас был построен таким образом, чтобы мы могли сразу увидеть, насколько понятна тому или иному актеру суть подвига русских военных в Великой Отечественной. Если я понимал, что эта тема молодому человеку безразлична, он больше не приходил на «Военфильм». А те актеры, которые были выбраны, пошли служить в Российскую армию, чтобы пройти курс молодого бойца. Две с половиной недели они жили в казарме, носили форму, ходили строем, учились владеть оружием, соблюдать субординацию и в итоге постепенно превратились в воинское подразделение. Что было особенно важно, потому что если хороший актер появится в кадре в образе военного, и не будет уметь держать в руках винтовку и выполнять команды «Смирно!», и если у него не будет тех самых расправленных плеч, которые должны быть у любого военного человека, мы с вами не поверим в происходящее на экране. Наши молодые актеры прошли весь курс молодого бойца и только после этого узнали, кто какую роль будет играть. И они сплотились. И это сплочение видно в картине.

А какие советские фильмы являются отправной точкой для вашего творчества? Важно ли вообще для художников наличие авторитетов?

Для меня бесспорный авторитет - классика советского кино. И когда, например, я ставил задачу перед собой и съемочной группой «Подольских курсантов», сказал, что наш фильм достойнейшим образом должен встать на полку вместе с такими великими картинами, как «Они сражались за родину». Безусловно, до этой планки дотянуться невозможно, но усилия делать необходимо.

А если говорить о моих любимых советских фильмах – это «Белое солнце пустыни», «Офицеры», «В бой идут одни старики», «Любовь и голуби». Все те картины, которые мы с вами знаем наизусть, а когда видим любую из них на экране телевизора, то остаемся смотреть до конца. Ибо невозможно не сделать это.

В ходе съемок «Подольских курсантов» вы нашли место захоронения своего дедушки, который считался без вести пропавшим на фронте Великой Отечественной. Как это случилось и как эта история на вас повлияла?

Эта история настолько на меня повлияла, что сейчас мы находимся в сценарном периоде создания будущего фильма о народном ополчении. Мой дед, мамин папа, пропал без вести осенью 1941-го года. Мы никак не могли узнать даже где и при каких обстоятельствах он погиб. Но, работая в архивах в Министерстве обороны, нам удалось не только разыскать могилу деда, но и вообще изучить его боевой путь. А самое главное потрясение произошло, когда я узнал, что в сентябре 1941-го он строил тот самый Ильинский рубеж для подольских курсантов и погиб 7 октября, когда курсанты взошли на этот рубеж. Он погиб в 40 км от этого места в деревне Глотовка Смоленской области. Первая дивизия народного ополчения тогда стала уже 60-й стрелковой, она выходила из окружения и имела более ста человек раненых, которые не могли идти сами, а нести их на руках не было возможности - и их решено было оставить в этой деревне. Когда немцы вошли в Глотовку, то заставили местных жителей выкопать огромную яму и в ней вместе с другими ранеными расстреляли моего деда. Я нашел старушку, которая была свидетельницей этого расстрела, ей сейчас 93 года. На месте расстрела мы поставили памятник, а сейчас вместе с поисковиками будем поднимать останки, перезахоранивать их в братскую могилу, которая находится в 10 км от этого места. В общем, я так понимаю, что мой дед сам привел меня к себе. Благодаря работе над «Подольскими курсантами» я это понял. Я его нашел.