728 x 90

Илья Муромец — былинный богатырь и самолёт.

img

Какая связь у древнерусского былинного богатыря Ильи Муромца с Латвией? Казалось бы, никакой. Ведь родился Илья Муромец, согласно древнерусским былинам, под Муромом, затем жил в Киеве, где служил великому князю Владимиру. При чём же тут Латвия, если не считать, конечно, того, что великий латышский поэт и драматург Райнис написал трагедию «Илья Муромец»?

Однако, представьте себе, в научной литературе утверждается: такая связь есть! И выражается эта связь отнюдь не только в том, что в 1914 году в Либаве (Лиепае) прошло испытание (а можно сказать - презентация) гидроплана всемирно известного авиаконструктора Игоря Сикорского «Илья Муромец», но и в самом жизненном пути богатыря Ильи Муромца. Конечно же, если брать на веру содержание древнерусских былин.

Возлюбленная Ильи Муромца была латышкой?

Конечно, информация об Илье Муромце и его биографии, как уже говорилось, получена в основном из устного народного творчества, то есть из былин, и является, соответственно, не самой надёжной. И всё же учёные, представьте себе, изучают изложенные в былинах факты, делают выводы. Уже после восстановления государственной независимости Латвии известный рижский исследователь-фольклорист, кавалер латвийского ордена Трёх Звезд, профессор Борис Федорович Инфантьев сделал предположение, что богатырь Илья Муромец, если верить былинам, на территории Латвии бывал. И история эта, оказывается, весьма и весьма романтичная.

Речь идет о цикле былин, рассказывающих об отношениях между самым знаменитым из русских богатырей и бабой Латыгоркой (в некоторых вариантах - Латынгоркой). Пусть не смущает читателя грубоватый термин «баба» — в древнерусском фольклоре под такое определение подпадала любая женщина и не было в этом ничего пренебрежительного и тем более оскорбительного. Так вот, изучив фольклорные тексты, профессор Инфантьев и его коллега рижский учёный Александр Лосев пришли к выводу: упомянутая в народном эпосе богатырша Латыгорка жила на латвийской земле.

В одной из былин рассказывается, что эта древняя амазонка дерзко бросила вызов самому Илье Муромцу! И как гласит фольклор, богатырю пришлось в схватке с ней попотеть, так как он упорно боролся с Латыгоркой аж несколько суток (что в любом случае, конечно же, поэтическая гипербола). Впрочем, закончился поединок предсказуемо: могучий мужчина-богатырь, естественно, оказался физически сильнее и повалил бросившую ему вызов богатыршу на обе лопатки. После чего древнерусский богатырь и Латыгорка помирились и началась у них, как сказано в былине, «любовь великая», причем, Илья Муромец длительное время гостил у своей возлюбленной.

В конце концов, богатырь Илья Муромец всё же уехал в свой Киев и вернулся на службу к князю Владимиру. А продолжение этой истории случилось через много лет. Ещё одна былина повествует, как в Киевское княжество внезапно прибыла неизвестная там ранее гордая девушка-богатырша и смело бросила вызов соратникам Ильи Муромца - Добрыне Никитичу и Алёше Поповичу. И всё из-за того, что богатыри повели себя по отношению к гостье, с её точки зрения, недостаточно почтительно. Сойдясь с нею в схватке, богатыри Алёша Попович и Добрыня Никитич, к своему великому изумлению, не смогли победить дерзкую девку. И не мудрено, ведь боролась с ними Марина Ильинична — дочь Латыгорки и Ильи Муромца. Приехала же она в Киевское княжество с понятной целью: навестить своего отца.

Вот о какой удивительной истории, рассказанной в древнерусских былинах, напомнили фольклористы. Кстати, эта история порождает такой вопрос. Известно, как обычно боролся со своими противниками Илья Муромец. В одной из былин образно рассказывается о неимоверной силе этого богатыря: во время боя махнёт он мечом и образуется во вражеском строю улочка или переулочек - столько врагов от одного его удара падают на землю! И дочь его Марина Ильинична тоже была физически сильна: такому крутому силачу, как скажем, Добрыня Никитич ни в чем не уступала. Однако при этом Илья Муромец, по информации из тех же былин, боролся с богатыршей Латыгоркой несколько суток! Почему же былины описывают её столь сильной?

Можно, конечно, предположить, что создатели устного народного творчества просто решили: пора древнерусскому богатырю найти, наконец, женщину себе под стать! Однако возможны и другие версии относительно того, почему эта амазонка выглядит не только привлекательной женщиной, но и обладает могучей силой. Версия номер один. В раннем Средневековье часть балтийских земель некоторое время платила дань (то есть налоги) древнерусским князьям. Дело дошло до того, что когда католический миссионер, проповедник Мейнардт в XII столетии создал первое в этих краях католическое епископство в Икшкиле (это произошло ещё до основания Риги), то Римский Папа Климент III в послании к бременскому архиепископу указал, что Икшкильское епископство основано на Руси (in Ruthenia). Но коли так, то создатели древнерусских былин, не исключено, рассматривали местных жителей не как чужаков, а как «своих». Ведь на территории Киевской Руси, как известно, жили разные племена, причем, не только славянские, но и, к примеру, финно-угорские. А правили страной пришлые варяги. То есть «своего» вполне могли определять не по национальности, а скорее по, условно говоря, «подданству». И получается, что богатырша Латыгорка была для древнерусских богатырей вполне «своей». А значит, и относиться к ней следовало соответственно.

Возможно, кстати, и такое предположение. Из древнерусских летописей известны случаи, когда выходцы из Прибалтики — ливы, эсты - служили наёмниками у древнерусских князей. Из чего можно сделать вывод: видимо, храбрые были воины, раз их соглашались нанимать. Ведь дружинники были на Руси элитой общества, их ратный труд прекрасно для того времени оплачивался и, естественно, желающих послужить за хорошую плату было немало. В результате, воины из Прибалтики могли остаться в народной памяти восточных славян как «свои».

Какая из этих версий верна и почему в былинах о древнерусских богатырях со множеством сюжетов Латыгорка осталась единственной достойной соперницей могучего богатыря Ильи Муромца, мы, скорее всего, уже никогда не узнаем — у музы истории Клио тоже могут быть свои неисповедимые тайны.

«Илья Муромец» - не богатырь, а самолёт

…12 февраля 1914 года жители Санкт-Петербурга были изумлены: в небе над центром города летал гигантский по тем временам аэроплан. Воздушное судно и в самом деле было большим: длина фюзеляжа — 22 метра, размах крыльев — и вовсе 32 метра! Такого ранее не видели нигде в мире. Можно добавить, что в тот день в небе над Петербургом был установлен новый мировой рекорд по грузоподъемности аэропланов. В воздух поднялся, по сути, первый в мире пассажирский самолёт, в нашем понимании этого слова, ведь в этом летательном аппарате пассажирский салон был отделён от кабины пилота, имелись такие удобства как электрическое освещение, туалет и так далее. В тот день в полёт над Петербургом вместе с легендарным авиаконструктором Игорем Ивановичем Сикорским, который выступил и в роли пилота, отправились 16 пассажиров и аэродромный пёс по кличке Шкалик. Назывался этот единственный в мире четырёхмоторный аэроплан - «Илья Муромец».

Предвижу резонный вопрос: а при чем здесь Латвия? Да, аэроплан «Илья Муромец» был создан на основанном в 1869 году в Риге заводе «Руссо-Балт». И рижские инженеры неизбежно оказались причастными к его разработке и созданию. Но всё же - главный авиаконструктор и автор идеи первого в мире четырёхмоторного аэроплана Игорь Сикорский родился в Киеве и, подобно древнему богатырю Илье Муромцу, довольно долго там жил, а чудо-аэроплан он сконструировал в Санкт-Петербурге. Куда именно из-за него и было перенесено из Риги Авиационное отделение завода «Руссо-Балт» - Сикорский хотел быть главным авиаконструктором частного завода и одновременно работать в тогдашней столице на госслужбе.

Что же остаётся констатировать: в отличие от Ильи Муромца — человека и богатыря, аэроплан «Илья Муромец» к Латвии имеет весьма косвенное отношение? Ведь даже его испытание прошло за её пределами... Однако не так давно автор этих строк узнал: второй по счету самолёт серии «Илья Муромец» всё же испытывали в Латвии. Только это был первый в мире четырёхмоторный гидроплан.

…В мае 1914 года в порту Александра III в Либаве (Лиепае) произошло необычное событие: сюда доставили самый большой не только в России, но и во всем мире самолёт. Однако многомоторный биплан был в необычном варианте - летательный аппарат оборудовали двумя большими главными и хвостовым поплавками. Дело в том, что буквально через неделю после знаменитого полёта «Ильи Муромца» в небе над Петербургом, его производители - руководители Русско-Балтийского вагонного завода («Руссо-Балта») предложили провести испытания гидроплана «Илья Муромец» в Либаве. Поначалу предполагалось, что испытания пройдут в феврале. Но возникли непредвиденные трудности...

«Купанье» «Ильи Муромца» в Балтийском море

В первоначальный замысел пришлось внести коррективы, и в феврале 1914 года гидроплан в Либаву не прибыл. Причин тому было несколько. Например, возник вопрос: где взять для огромного гидроплана гигантских размеров ангар? Понимание того, что летательный аппарат нужно обязательно хранить в ангаре в то время уже существовало. А габариты уже первого «Ильи Муромца» впечатляли: длина фюзеляжа, повторюсь, 22 метра, размах крыльев — 32 метра. И не удивительно, что этот аэроплан был столь огромен. В нём не только впервые в мире было разделение на кабину пилота и пассажирский салон. В салоне этого аэроплана имелось даже то, что сегодня — в век огромных, сверхмощных самолётов - считается излишеством. К примеру, наряду с креслами для пассажиров в салоне имелась спальная комната, где уставший пассажир мог спокойно поспать на диване.

Помимо проблем из-за внушительных габаритов летательного аппарата, выявились и иные трудности. Но в мае 1914 года испытания гидроплана «Илья Муромец» всё-таки удалось провести. Авиаконструктор должен был доказать, что гидроплан может нормально совершать посадку на водную поверхность. За штурвал многомоторного гидроплана смело сел сам Игорь Сикорский. Кстати, через десятки лет один из сыновей Игоря Ивановича Сикорского ехидно заметил, что в то время авиаконструкторы сами пилотировали свои аэропланы, дав понять, что плохие изобретатели тогда долго не жили — быстро падали и разбивались.

14 мая 1914 года вместе с Сикорским на гидроплане полетел в качестве второго пилота местный лётчик Григорий Лавров. Полёт прошел успешно. Наблюдатели констатировали, что аппарат легко взлетел в воздух с водной глади моря и что на поверхности воды пилот может нормально им управлять. В общем, что хотели, то и получили — оказалось, что летательный аппарат гигантских для того времени размеров может быть гидропланом.

После этих испытаний гидроплан «Илья Муромец» остался в Либаве. Местные лётчики для учебно-тренировочных взлётов и посадок использовали не только поверхность Балтийского моря, но и Тосмарского канала. А сам Игорь Сикорский уже был занят подготовкой совсем к другому полёту: перелёту «сухопутного» самолёта серии «Илья Муромец» из Санкт-Петербурга в родной для него Киев и обратно в Санкт-Петербург. В Киеве аэроплан приземлился 17 июня 1914 года. Кстати, экипаж «Ильи Муромца» во время этого длительного (по тем временам) перелёта состоял из четырёх человек и вторым (резервным) пилотом был латыш Кришьянис Прусис.

«Илья Муромец» и латвийский командующий ВВС

Лётчик Кришьянис Прусис был не единственным латвийцем, который до революции летал на «Илье Муромце». Известность в Российской империи приобрел легендарный латвийский лётчик Иосиф Станиславович Башко, больше известный под именем Язепс Башко. Белорус из Латгалии Язепс Башко ещё до Первой мировой войны стал российским военным пилотом, выпускником Офицерской воздухоплавательной школы в Гатчине. Летал он на тяжёлом бомбардировщике, который имел название «Илья Муромец-Киевский». Лётчик Башко сделал неплохую карьеру: начал войну помощником командира воздушного корабля, а закончил — командиром авиационного отряда, полковником, стал Георгиевским кавалером. Впоследствии Язепс Башко прибавил к этой награде орден Трёх Звезд и ряд других латвийских наград — он служил в армии Латвийской Республики и дослужился до должности командующего латвийских ВВС, до звания генерала. Заметим, что когда Башко уже пару лет прослужил в Латвийской армии и был в 1923 году назначен командиром Авиационного дивизиона, то вполне мог услышать в Риге имя, напоминавшее о названии своего бывшего тяжёлого бомбардировщика — «Илья Муромец». Только в Латвии речь шла не об аэроплане, а о богатыре — как раз в первой половине 20-х годов ХХ столетия великий латышский поэт и драматург Райнис написал трагедию «Илья Муромец» по мотивам древнерусских былин.

Что же касается судьбы отважного лётчика Язепа Башко, то можно заметить, что в последние годы службы в Латвийской армии награды для него посыпались как из рога изобилия: Башко получил ордена Польши, Чехословакии, Эстонии, Финляндии, крест Ватикана «Benemerenti» и, конечно же, латвийские ордена. Всего же бывший пилот «Ильи Муромца-Киевского» за время своей службы в армиях России и Латвии был награжден почти двумя десятками орденов. Бесспорно, незаурядный был лётчик и неординарный человек.

И благодаря таким выдающимся личностям как Райнис, Сикорский и Башко былинное имя - Илья Муромец ныне связано не только с российской историей, но и с латвийской историей и культурой.

Алексей Ростовцев

Иллюстрации из открытых источников в интернете:

1 — Въезд в город Муром.

2 — Илья Муромец (фрагмент картины В.Васнецова)

3 — Памятник Илье Муромцу в г. Муром.

4 — Аэроплан «Илья Муромец».

5 — Гидроплан «Илья Муромец».

6 — Игорь Сикорский

7 — Язепс Башко (Иосиф Станиславович Башко)