728 x 90

Елена Цыплакова: «Кино должно наполнять жизнь смыслом»

img

Российский кинематограф – это не просто индустрия, а в какой-то степени мерило идентичности на национальном уровне.

В День российского кино в рамках проекта «Культурная линия» при содействии международного медиаклуба «Формат А-3» в эфире радио Baltkom состоялась онлайн-встреча с настоящей кинозвездой 70-80-х годов и очень активным современным кинорежиссером, членом-корреспондентом Национальной Академии кинематографических искусств и наук России и главным режиссером Московского областного театра драмы и комедии – народной артисткой России Еленой Цыплаковой.

В ее актерском багаже свыше 50 киноролей и 13 картин, которые она сняла как режиссер. Многие фильмы с участием Елены Цыплаковой вошли в золотой фонд советского кино и стали знаковыми для нескольких поколений зрителей («Ключ без права передачи», «Д Артаньян и три мушкетера», «Гардемарины вперед», «Мы из джаза», «Приключения принца Флоризеля», «Адам женится на Еве», «Школьный вальс»).

А поскольку кино в России – это не просто индустрия, а в какой-то степени мерило идентичности на национальном уровне, дискуссия с Еленой Цыплаковой под названием «Российское кино как культурный код» вызвала неподдельный интерес у соотечественников гостьи из Латвии и Литвы - как зрителей, так и коллег-артистов, и журналистов. Как следствие, радио-теле-мост получился по-настоящему праздничным, откровенным, наполненным признаниями в любви и приятными сюрпризами.

Об особенностях российского национального кино

Елена, какие фильмы повлияли на формирование вашего личного культурного кода?

Дело не в том, как какой-то конкретный фильм повлиял на наше формирование. Из любой картины можно приобрести для себя опыт, если смотреть ее вдумчиво. И для любого творческого человека, работающего в кино, абсолютно все – вплоть до жизни вокруг – это некий опыт. Потому что если мы думаем о том, что мы видим, то это все влияет на наше формирование.

Что вас обнадеживает и радует в современном российском кинематографе?

Вся проблема в том, что сегодня появляется очень много коммерческого кино – не очень интересного и не очень духовного. А российскому кино, на мой взгляд, всегда был свойственен особый материал. Поэтому нас нельзя сравнивать с Голливудом, и нам нельзя ни в коем случае уподобляться западу.

В зарубежном кино, конечно, работают профессионалы, они замечательно все снимают, но у них совершенно другие деньги. Я уже человек взрослый, мне за 60 лет, поэтому я люблю наше кино. А наше кино прежде всего берет какой-то своей уникальной человечностью. И это лично мне прежде всего интересно. Потому что мне интересна внутренняя жизнь персонажа. Мне интересно, что происходит с человеком. Мне очень нравятся на этот счёт мысли Елены Антоновой, президента Пушкинского музея, которая однажды написала, что, глядя на какое-то произведение искусства, будь то картина или фильм, я хочу наполняться высшим смыслом. Кое-что может сказать любой. Так вот есть кино, которое говорит «кое-что», а есть кино, которое наполняет человека высшим смыслом и помогает ему стать более совершенным. В Евангелие есть замечательные слова на этот счет: «Совершенный человек тот, у кого чувства навыком приучены к различению добра и зла». Это очень важно. И я люблю кино, которое наполняет жизнь смыслом.

В конце июля Министр культуры России Ольга Любимова сделала заявление, что российские кинотеатры, открывшиеся после снятия ограничений из-за пандемии коронавируса, начнут новый сезон с показа светлых и простых фильмов, а тяжелые драмы отложат на несколько месяцев, поскольку зрители сейчас к ним не готовы. Многие представители творческой интеллигенции встретили это заявление с негодованием и язвительными усмешками. Насколько целесообразно, на ваш взгляд, подобное решение? Близка ли вам точка зрения нового министра?

Я абсолютно согласна с Ольгой Любимовой! Я довольно много общаюсь со зрителями, я очень открытый человек, ко мне подходят люди на улицах, на рынках, в магазинах, я со всеми разговариваю, и могу вам сказать, что основная масса людей действительно хочет смотреть именно светлое кино! Кто-то из старцев замечательно сказал - «Необязательно яд пробовать на вкус» и «Прикасаясь к саже, невозможно не испачкаться».

Если идет разговор о том, что может начаться эра светлого кино – это замечательно. Главное, чтобы наши продюсеры это понимали. Знаете, у меня была интересная история на фестивале «Сталкер», где я уже много лет являюсь членом жюри. Мы не дали никакого приза картине, которая на других фестивалях очень много получила призов. Это картина «Текст». Я вышла на сцену и прямо сказала: у нас фестиваль правозащитного кино и мои права как более-менее немолодой и воспитанной женщины нарушаются, когда я слышу с экрана мат. При том, что артисты в этой картине работают замечательно, и снят фильм профессионально. К сожалению, наши либеральные деятели кино к подобному кино хорошо относятся. Хотя еще наши великие классики писали, что литература и сцена – это не место для брани и скверны.

О новых тенденциях в искусстве

Год назад у нас в Латвии вы возглавляли жюри Международного кинофестиваля короткометражных фильмов Балтии Open Place. Как вам работалось с коллегами из Латвии, Эстонии, Германии? Отражается ли напряженность в отношениях между странами на отношениях кинематографистов?

По крайней мере, лично я ни разу и нигде не сталкивалась ни с каким напряжением, мы с огромным удовольствием общались, обсуждали кино. Я не политизированный человек, и кино, которое представляли на этом фестивале, на мой взгляд, тоже. У нас с коллегами не возникало никаких проблем, все было приятно, радостно. Понимаете, я начала работать в кино в 1973 году и объездила все бывшие республики Советского Союза, поэтому для меня все страны постсоветского пространства родные, я их все воспринимаю как родину. В Евангелие, кстати, тоже сказано - «Бойтесь разделяющих». Потому что на небе нет разделения.

В настоящий момент в Москве оказались обезглавленными сразу несколько театров – театр им. Моссовета, Ленком, Содружество актеров Таганки. А там, где на смену мэтрам пришли новые художественные руководители (МХТ им. Чехова, МХАТ им. Горького, «Современник») наблюдаются сплошные противостояния. Что это, на ваш взгляд, означает – закат русского репертуарного театра? Кризис режиссуры? С какими проблемами сталкиваетесь лично вы в должности художественного руководителя государственного театра?

Все, что вы перечислили – все это имеет место быть. Но есть и другая причина - экономическая. Коммерческая выгода стала бичом для современного театра. Я не думаю, что долго удержусь на своей должности в театре, поскольку то, что требуют сегодня от государственных театров по количеству документов и планов по заработкам – это все делается для того, чтобы репертуарный театр умер. А, на мой взгляд, театр прежде всего должен заботиться о том, как воспитывать зрителя – духовно, нравственно, эмоционально.

Знаете, есть одна замечательная фраза: «Не считайте других глупее себя – можно ошибиться». Это хочется сказать тем, кто ходит у нас в начальниках. Потому что они решают за зрителя, что ему может понравится. Не только в театре, но и в кино. Мы очень часто слышим от редактуры - вот это зрителю не понравится, а это зритель может не понять. У Бердяева по поводу творчества есть замечательная мысль, она звучит примерно так: занижение качества художественного произведения для общедоступности и для людей, скажем так, более низкого уровня развития – это грех против Святого Духа.

У моей подруги была однажды история. Она с коллегами на телевидении собирала материалы про интересных людей. Пришел продюсер и говорит: «Что вы мне всякую муть приносите? Мне нужен материал для быдла из спальных районов!». Представляете? Я сама живу в спальном районе и не считаю себя быдлом. И своих соседей тоже быдлом не считаю. Уровень цинизма, который есть на сегодняшний день у некоторых личностей – он зашкаливает.

О мужском и женском

Будучи в свое время ослепительной красавицей, мечтой всех мужчин страны, вы неожиданно ушли за кадр, в режиссуру - чем был продиктован этот шаг?

Во-первых, мне всегда был интересен сам процесс создания фильмов. Я пришла в кино в 14 лет и у меня не было мечты стать великой актрисой. Мне было интересно все! И Динара Асанова, которая была мои первым режиссером, и я снялась у нее в трех картинах, позволяла нам участвовать во всем процессе создания фильма.

Во-вторых, в определенный момент у меня как у актрисы начались сложности, связанные с моим физическим состоянием, я перенесла некоторые серьезные болезни, изменилась моя внешность, я стала полной, был период, когда я была очень полной. Но дело все-таки было не в этом. Я пошла второй раз учиться во ВГИК на режиссерский факультет еще работая в Малом театре. Мне просто стала интереснее режиссура. И только сейчас я начала потихонечку сниматься сама как актриса.

Сегодня в европейском обществе активно муссируются гендерные темы. Берлинский кинофестиваль, например, подвел актеров и актрис под единый средний пол, и отныне не будет награждать мужчин и женщин по отдельности за лучшую роль в кино. Что вы думаете по этому поводу? Мешало ли вам когда-нибудь как режиссеру то, что вы женщина?

Для меня, как для человека верующего, все эти гендерные визги являются полным бредом и свидетельством того, что мир сходит с ума. Люди хотят поправить самого Творца, который сотворил мужчину и женщину – каждого по отдельности и со своим предназначением. Как в семье есть мама и папа (а не один родитель и второй родитель), так и в кино - есть женские роли и есть мужские роли, их нельзя объединять.

Также и в режиссуре, посмотрите сколько у нас женщин режиссеров, а сейчас их становится еще больше, я это вижу по фестивалям. Они снимают иногда очень жесткие картины. Ио при этом есть мужчины, которые порой снимают столь ювелирное кружевное кино, что можно подумать, что его снимал не мужчина, а женщина. На самом деле, все что касается кино и театра – это духовная сфера, а не плотская. А в духе понятия мужского и женского нет. Я женщина-режиссер и я снимаю кино и о мужчинах, и о женщинах.

Расскажите, пожалуйста, о своей новой картине, которую вы сейчас снимаете в Калининграде.

Это восьмисерийный фильм «Несломленная». Сюжет рассказать не могу. Это мелодрама, очень интересная, с замечательными актерами. Главная героиня – молодая женщина, которая не ломается в жутких ситуациях. Играет ее замечательная актриса Марина Коняшкина, которая сама по себе очень светлый и добрый человек. И вся актерская команда у нас собралась чудесная. Я вообще получаю колоссальное удовольствие, когда у меня актеры хорошо играют. У нас гениальный оператор Дмитрий Масс, который снял феерические картины.

Словом, наслаждаюсь работой и чудесным калининградским пространством. Работа вообще должна приносить радость. Знаете, когда я уехала учиться в Москву из Ленинграда, папа прислал мне письмо, где есть такая фраза: «Не отпусти радости труда, чтобы не обрести бремени существования». Это очень правильно. Даже, когда хочешь показать людям страшные вещи, надо помнить, что искусство должно помогать людям выжить.

Фильм «Школьный вальс», например, произвел в свое время удивительный эффект – огромное количество женщин отказались делать аборты после его просмотра. Вот так одна картина смогла сыграть колоссальную роль в жизни общества и помогла родиться на свет замечательным людям. Поэтому очень хочется всем нашим кинематографистам и зрителям пожелать очень ответственного и глубокого отношения к творчеству. Развлекать тоже ведь можно умно.

В онлайн-встрече принимали участие директор кинофестиваля «Балтийская жемчужина» Марина Липченко, латвийская джазовая певица Ольга Пирагс, представитель фестиваля «Золотая маска в Латвии» Марина Насардинова, актриса Рижского русского театра им. М. Чехова Татьяна Лукашенкова, латвийские и литовские журналисты.

Наталия ЗАХАРЬЯТ.

Ссылки

Трибуна

Архив