728 x 90

Уехал каждый пятый: как Латвия теряла жителей с момента вступления в Евросоюз.

img

Кто чаще всего покидает Латвию в поисках лучшей жизни, куда направляются мигранты и что грозит стране, если ситуацию переломить не удастся.  По данным Центрального статистического управления (ЦСУ) в начале 2020 года в Латвии проживал 1 миллион 908 тысяч человек, что на 12,3 тысячи меньше, чем годом ранее. Уменьшение числа жителей определяет не только естественная убыль населения, которая сохраняется в Латвии с 1991 года, но и миграция, негативное сальдо которой тоже наблюдается ежегодно уже долгое время.

Минус 360 тысяч человек

Согласно официальным данным ЦСУ, за 15 лет после вступления в ЕС, в 2004—2019 годы из Латвии эмигрировали чуть более 360 тысяч человек, что на сегодняшний день составляет почти 20% населения страны. Большинство уехавших (84%) были жителями трудоспособного возраста — от 15 до 64 лет. Самой многочисленной возрастной группой были люди 25—44 лет, удельный вес которых среди эмигрантов составил 45%. К следующей по массовости группе относится молодежь в возрасте 15—24 лет (22%), потом — люди от 45 и старше (21%) и те, кто еще не достиг пятнадцатилетнего возраста (12%).

Как видно, основная часть уехавших — это латвийцы в самом расцвете сил, а также молодые люди репродуктивного возраста. У многих из них были трудности с поисками работы, из-за чего они не могли реализовать себя в Латвии и решили уехать за границу.

Столь значительный отток людей не мог не сказаться на возрастном составе оставшегося населения Латвии, которое стало стремительно стареть. По статистическим данным на начало 2020 года, в стране проживало 48% жителей в возрасте 45 лет и старше. В то же время доля жителей в возрасте от 25 до 44 лет составляла только 27% населения. Тогда как наименьший удельный вес приходился на молодежь 15—24 лет — их насчитывается всего лишь 9%, а лиц младше 15 лет — 16%.

Все это ясно показывает, что молодых людей трудоспособного и репродуктивного возраста в стране остается все меньше и меньше, а оставшееся население стареет и будет еще сильнее сокращаться. Массовая эмиграция и уменьшение трудоспособного населения не способствовали быстрому выходу страны из мирового экономического кризиса 2009—2010 года. Так же эти факторы скажутся на восстановлении народного хозяйства, пострадавшего из-за нынешнего коронавирусного кризиса.

Куда уезжают латвийцы?

Наибольший поток эмигрантов, по данным ЦСУ, направляется в первые 15 стран Евросоюза (70%), на остальные государства ЕС приходится лишь 5% уехавших. Столько же решили отправиться в страны Европейской свободной экономической зоны (Исландию, Лихтенштейн, Норвегию и Швейцарию), или же в более далекие заокеанские государства — Соединённые Штаты, Канаду, Австралию и Новую Зеландию. Страны СНГ предпочли 15% покинувших Латвию. Таким образом, наибольший отток трудоспособного населения Латвии как раз приходится на богатые европейские государства, где и зарплаты выше, и социальная защита намного лучше. Поэтому все планы правительства о том, что уехавшие массово будут возвращаться на родину, можно считать несбыточными. Ведь какой человек захочет уезжать из страны, где у него есть работа и пособие при ее потере, на которое он сможет нормально прожить, — в страну, которая ничего подобного предложить не может?

Отъезду молодого трудоспособного населения способствует возможность получения высшего образования по сравнительно меньшей стоимости, чем в Латвии, но по качеству в разы превосходящее латвийское. Молодежи, получившей высшее образование в Великобритании, Германии, Финляндии или других западных странах, намного легче найти в них работу. Так что и надежды правительства, что после получения образования эти люди вернутся обратно в Латвию, совершенно несбыточны, и если не менять систему, то молодежь с каждым годом будет все больше уезжать из страны. Ведь уже давно после получения диплома о среднем образовании вчерашние школьники чуть ли не целыми классами уезжают учиться в другие страны, и уверенности в том, что они вернутся, нет.

Потеря пятнадцати Тукумсов

По этническому составу 31% покинувших Латвию в период с 2011 по 2019 год — это русские. В целом в Латвии в начале 2020 года проживало 27% русских, а это значит, что эта группа больше нацелена на отъезд. Однако нельзя сказать, что это касается только их, ведь 47% уехавших – латыши, и пусть их доля среди эмигрантов значительно меньше, чем в населении (63%), но все равно эта проблема затрагивает и титульную нацию.

От эмиграции сильно страдают регионы Латвии. По рассказам очевидцев, во многих небольших провинциальных городах людей трудоспособного возраста уже почти не осталось. Об этом свидетельствуют и данные ЦСУ, из которых следует, что за последние 15 лет наивысшее негативное сальдо миграции оказалось в Риге, Латгалии и Курземе. В среднем за это время Латвия из-за негативного сальдо миграции ежегодно теряла примерно население такого города, как Тукумс.

Социальная незащищенность жителей Латвии является одним из наиболее существенных факторов, способствующих эмиграции жителей трудоспособного возраста. В то же время из-за отъезда населения и низкой рождаемости в стране остается меньше налогоплательщиков, а значит, латвийская система социального страхования в скором времени столкнется с еще большими трудностями в выплате пенсий, пособий и зарплат бюджетникам. По самой острожной оценке экономиста, профессора Латвийского университета Михаила Хазана, убытки от эмиграции составляют около 100 миллиардов евро. Это и недополученные социальные налоги, и несозданные новые рабочие места, влекущие за собой сокращение производства и экономическую рецессию. Если эмиграцию не остановить, создав более благоприятные условия для оставшихся жителей, то эти убытки будут с каждым разом возрастать, ведь трудоспособного населения будет оставаться все меньше.

Однако правительство предпочитает бороться с ветряными мельницами, рассчитывая убытки от "последствий оккупации" и выделяя огромные деньги на оборону, лишь бы не замечать реальную проблему. Что и понятно, ведь если признать ее наличие, то придется искать и пути ее решения, а, судя по всему, никакой внятной стратегии в этом вопросе у латвийского кабинета министров нет.

РИГА, 3 июня 2020 г. — Sputnik, Андрей Солопенко. Оригинал статьи

Ссылки

Трибуна

Архив