728 x 90

Латвийские динозавры: что наверняка погубит балтийское государство.

img

Латвия продолжает стремительно терять своих жителей. Нескончаемая миграция, высокий уровень смертности и падающие месяц за месяцем показатели рождаемости ставят под вопрос не только дальнейшее развитие экономики, но и существование самого государства.

Вперед в прошлое

Как справедливо отмечал восьмой президент Финляндии Урхо Кекконен, будущее нации зависит не от числа автомобилей, а от числа детских колясок. Кекконен возглавлял страну без перерыва 25 лет, так что знал, о чем говорил.

В Латвии все ровно наоборот: с машинами – полный порядок, а вот с колясками – крайне плохо. По данным Центрального статистического управления (ЦСУ), за семь месяцев этого года у нас зарегистрирован всего 10 471 новорожденный, что на 3% меньше, чем за тот же период прошлого года (который тоже, в свою очередь, демонстрировал стойкое уменьшение рождаемости, по сравнению с предыдущим годом).

Связывать себя узами брака латвийцы стали также намного реже: в нынешнем году заключено 5095 браков, что на 23,2% меньше, чем в прошлом году. На фоне исторической ретроспективы картина выглядит еще более удручающей. Если в "мрачные и тоталитарные" времена советского режима на территории Латвийской Советской Социалистической Республики проживало 2,623 млн человек, то сегодня – всего 1,908 млн. И эта цифра все время меняется только в худшую сторону. К слову, известный демограф Илмарс Межс пророчит, что уже через пару месяцев нас станет еще меньше – 1,901 млн человек. Очень показательная цифра! Я поискал, когда еще на территории Латвии было так мало народу, и нашел. Оказывается, в 1897 году состоялась первая и единственная в истории Российской империи всеобщая перепись населения. Вот тогда и было зафиксировано, что тут проживали 1,929 млн человек.

Так что нас можно поздравить! Благодаря нашему "мудрому" руководству и не прекращающемуся со дня обретения независимости "великому исходу" латвийского народа страна без всяких войн, катастроф и стихийных бедствий по уровню населения оказалась отброшенной в XIX столетие.

Нас мало, и нас все меньше

Есть ли надежда, что ситуация изменится к лучшему? Нет. Скорее наоборот. В ближайшие год-два кривая демографии продолжит ползти вниз. Этому будет способствовать продолжающаяся пандемия коронавируса, экономический кризис и неуверенность людей в завтрашнем дне. Поэтому латвийская молодежь точно не будет спешить обзаводиться семьями и детьми. Люди самого трудоспособного и репродуктивного возраста будут ловить моменты, когда другие страны приоткрывают границы, и уезжать из Латвии.

После вступления Латвийской Республики в Евросоюз из республики уже выехали 360 тысяч человек, то есть каждый пятый житель. И эта цифра будет только увеличиваться. Мы можем смело списывать это в безвозвратные потери: эмигранты не вернутся на родину, ведь будущего для них здесь нет.

Кто виноват? Вопрос риторический. За все время существования независимого государства наши власти не удосужились сделать ровным счетом ничего, чтобы количество семей и новорожденных в стране увеличилось, а количество эмигрантов сократилось. Работы в Латвии мало, и она скверно оплачивается, налоги высоки и постоянно пересматриваются в сторону увеличения, детские пособия просто смехотворны (11,38 евро в месяц за первого ребенка, 22,76 евро – за второго).

Обзавестись жильем, получить место в детском саду и даже полечить ребенку зубы за государственный счет – целая проблема для среднестатистического латвийца. Бесконечная же говорильня о налоговых льготах для молодых родителей так и осталась пустым сотрясением воздуха.

Результат налицо: мы – вымирающий вид. Как мамонты или динозавры. Целые региональные центры незаметно превращаются в города-призраки, а население страны уменьшается на 55 человек в день, или на 1650 человек в месяц. Каждые две недели Латвия теряет маленький город размером со Скрунду или Яунелгаву.

Наши власти не устают умиляться тому, что 63% латвийских иммигрантов на чужбине по-прежнему ощущают сильную духовную связь с родиной. Но при этом игнорируют тот факт, что большинство их возвращаться в страну не планируют ни при каких обстоятельствах. Неудивительно: пожив и поработав за границей, латвийцы сравнили условия существования, и это сравнение оказалось явно не в пользу исторической родины.

Возвращаться дураков нет, поскольку стране нечего предложить. Собственно, по этой причине беспрестанно буксующая программа реэмиграции соотечественников и обречена на провал. По данным ЦСУ, за последние четыре года в Латвию вернулось примерно 17 тысяч человек (из 360 тысяч уехавших). Но к 2019 году часть из них снова уехала из страны. Так что вернувшихся – около 13 тысяч – капля в море. А сейчас уже наверняка меньше, потому что больше повторно уехавших никто не считал.

Старость не радость

Три четверти уехавших из страны в поисках лучшей доли – люди моложе 35 лет. Отсюда наша вторая проблема: населения не просто мало, оно еще и стареет. Согласно данным ЦСУ, средний возраст жителей республики неуклонно растет. "Если в 2000 году средний возраст в Латвии составлял 38,3 года, то сейчас это уже 42,7 лет. А в 2030 году почти половина жителей будет старше 50 лет. При этом число работающих сократится на 20%", – обрисовала эту безрадостную картину профессор Латвийского университета Зайга Кришьяне.

Удручающая динамика продолжается уже давно. В 2009 году доля молодежи в Латвии составляла 11% – очень мало! Но теперь ее и того меньше – всего 6,4% населения Латвии – предпоследний с конца показатель в Евросоюзе. Вспоминается высказывание знаменитого польского сатирика Станислава Ежи Леца: "Нужно поднять среднюю продолжительность человеческой жизни, иначе человек не окупается". Для Латвии это не шутка, а суровая правда жизни, напрямую связанная с уровнем жизни ее граждан.

Экономика трещит по  швам

Перспективы, которые мы имеем, мягко говоря, не вселяют оптимизма. Невосполнимые потери на рынке труда, вызванные эмиграцией и низким воспроизводством населения, уже пагубным образом отразились на экономике страны. Заманить в страну инвесторов становится все сложнее. Их отпугивает как недостаток трудоспособной рабочей силы, так и таящее население в целом. Какой смысл вкладываться в Латвию, если население целой страны – на уровне среднего европейского города типа Гамбурга, например? Кого ты можешь здесь нанять и каких специалистов найти? Кому и что можешь продать в нормальных товарных количествах? Но это еще полбеды. Беда же в том, что безостановочное сокращение численности населения приведет к краху налоговой системы.

Тех, кто платит государству налоги, с каждым годом становится все меньше. Значит, госбюджет будет сжиматься, как шагреневая кожа, и в конечном счете провиснет. Финансирования всех государственных отраслей будет урезано до минимума. Государство не сможет выполнять свои обязательства. У нас просто не будет достаточно средств на медицину, образование, инфраструктуру и социальные программы. Содержать пенсионеров будет некому и не на что.

А если учесть, что потери от транзита и ремонта банковской сферы власти способны компенсировать только за счет внешних займов и дополнительными поборов с населения, то это шах и мат. Нашим власть предержащим давно пора понять: если государство не думает о человеке, оно рано или поздно становится неспособно выполнять свои прямые функции. Граждане просто дружно помашут ему ручкой. Собственно, к тому все и идет.

По данным Eurostat, через 20 лет в Латвии останется менее 1,5 млн жителей. А Международный валютный фонд полагает, что уже к 2050 году Латвия лишится почти трети рабочей силы. Еще более худший прогноз дает один из старейших и авторитетнейших медицинских журналов The Lancet. По его подсчетам, к 2064 году в Латвии будет жить менее 500 тысяч человек. Население (относительно нынешней численности) сократится на 77%. Если это сбудется, в истории Латвии как государства можно будет поставить точку.

Петр Сологуб, портал Балтньюс, 19 сентября 2020 г. Источник: