728 x 90

ПОСЛЕДНИЙ МИТРОПОЛИТ СОВЕТСКОЙ ЛАТВИИ

img

В 2020 году в Латвии вышел в свет четырехтомник «Митрополит Леонид. Путь с Богом» - первое печатное издание, посвященное выдающемуся священнослужителю Русской Православной Церкви, богослову и церковному историку Митрополиту Рижскому и Латвийскому Леониду (Полякову).

Будучи по первому образованию врачом, владыка Леонид прошел через всю Великую Отечественную войну и пересекался на фронте с хирургом Войно-Ясенецким, будущим святителем Лукой Крымским. Был викарием Московской епархии, служил в Перми, Курске, Ярославле, Челябинске, Свердловске. Обладал феноменальным чувством юмора и был невероятно прост в общении. Его очень боялись инспектора по делам религии и безгранично любили все верующие, а семинаристы за глаза называли «Наш миленький».

Латвийскую Православную Церковь владыка Леонид возглавлял 24 года. Благодаря ему в нашу страну приехали служить многие замечательные священники -- архимандрит Кирилл (Бородин), архимандрит Виктор (Мамонтов) и почитаемый во всем православном мире старец Таврион (Батозский).

Земная жизнь митрополита Леонида оборвалась за год развала СССР. 22 апреля 1990 года при огромном стечении народа владыка возглавил чин освящения и установления крестов на возвращенный Латвийской Православной Церкви Кафедральный собор Рождества Христова, а через несколько месяцев, 8 сентября представился ко Господу. Похоронили владыку Леонида, согласно его завещанию, на монастырском кладбище в Спасо-Преображенской пустыни напротив могилы старца Тавриона.

С тех пор минуло тридцать лет и все эти годы люди, знавшие митрополита, хранили память о нем только в своих сердцах. Несмотря на сохраненные архивы и живые воспоминания современников, книг и отдельных публикаций о выдающемся архиерее прежде никогда не издавалось. Особенно сильно переживал по этому поводу схиархимандрит Агафангел (Савченко) (1927 – 2019 гг.), который в 80-е годы ХХ века был тайно пострижен владыкой Леонидом в монахи и, будучи его иподиаконом, на протяжении нескольких лет практически ежедневно записывал за своим архиереем проповеди и наставления и в итоге собрал многотомный рукописный архив.

Незадолго до своей смерти батюшка Агафангел передал этот архив настоятелю Успенской церкви в Елгаве игумену Феофану (Пожидаеву), а тот, в свою очередь, издал на его основе сначала трехтомник «Митрополит Леонид. Избранные труды», а затем четырехтомник «Митрополит Леонид. Путь с Богом». В последнее издание вошли также воспоминания о владыке Леониде его современников и мемуары духовного чада митрополита схимонахини Анастасии, также записанные схиархимандритом Агафангелом. Справедливости ради отметим, что в изданных книгах имя отца Агафангела не упоминается. Но тут уже, как говорится, Бог рассудит. Главное, что архив издан.

Примечание: Приобрести четырехтомник «Митрополит Леонид. Путь с Богом» можно в латвийской книжной сети «Полярис» или заказать в интернет-магазине www.kniga.lv. Цена: 14,99 евро.

СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ. ПУТЬ К СВЯЩЕНСТВУ

В миру митрополита Леонида звали Львом Львовичем Поляковым. Родился он 19 февраля 1913 года в еще дореволюционном Петербурге в дворянской семье. Отец будущего владыки окончил Военно-медицинскую академию, как военный врач участвовал в Первой мировой войне и Белом движении, после чего был вынужден эмигрировать. Мама Ольга была выпускницей Смольного института благородных девиц, но когда мальчику исполнилось 4 дня, она умерла. Воспитанием маленького Льва занималась ее сестра Елизавета, принявшая монашеский постриг, когда владыка Леонид уже служил в Риге.

В школе у Льва Полякова было двое лучших друзей-одноклассников – выдающийся артист Аркадий Райкин и великий ученый физик-математик Яков Зельдович, один из создателей атомной бомбы в СССР. Всю жизнь они сохраняли свою дружбу, которая, по понятным причинам, держалась в тайне. Райкин любил отдыхать в Юрмале, где находится летняя резиденция латвийских православных архиереев, так что друзья виделись регулярно.

В 17 лет будущий архиерей вступил в Александро-Невское братство – нелегальное и неформальное церковное общественное объединение священнослужителей и мирян Русской Православной Церкви, созданное в 1919 году при Свято-Троицкой Александро-Невской лавре для противодействия антирелигиозным гонениям со стороны советских властей. В параллель молодой человек прислуживал в Феодоровском соборе архиепископу Гавриилу (Воеводину), который в 1937 году был расстрелян по приказу НКВД и брал частные уроки иностранных языков и Закона Божия у служившего в этом же соборе иероманаха Афанасия (Карасевича), также впоследствии расстрелянного в 1937 году.

В 1939-м Лев Поляков окончил Ленинградский педиатрический медицинский институт и сразу был призван на военную службу. Клятву Гиппократа он сначала исполнял на Финской войне, затем во время Великой Отечественной, когда работал военным врачом в госпитале под Ленинградом, и регулярно передавал провизию (часть своего повышенного пайка) митрополиту Алексию Симанскому (будущему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I), находившемуся в блокадном городе.

За героизм на войне Лев Поляков был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда».

В конце войны молодого врача направили в госпиталь, в котором проходили лечение и реабилитацию заключенные концентрационных лагерей. Демобилизовался он в звании майора медицинской службы. После войны работал врачом и совмещал работу с послушанием чтеца в одном из Ленинградских храмов.

В 36 лет Лев Львович Поляков навсегда связал свою жизнь с Церковью. 13 ноября 1949 года Митрополит Григорий Чуков рукоположил его в дьконы, а еще через неделю - в священники. В 1952 году отец Лев экстерном закончил Лениградскую духовную академию, а 1 сентября того же года в Псково-Печерском монастыре в храме в честь Успения Пресвятой Богородицы архимандрит Пимен (Извеков), ставший впоследствии Патриархом Московским и всея Руси, постриг его в монашество с именем Леонид.

КАК ОН ВОСПИТЫВАЛ МАЛЬЧИШЕК

С 1953 года иеромонах Леонид преподавал в Ленинградской духовной академии. Вел курс истории Русской православной церкви и гомилетику. В 1957 году в сане архимандрита был переведен на должность инспектора в Московскую духовную академию и семинарию.

Став профессором, архимандрит Леонид ввел в академическом храме обязательную ежедневную проповедь для студентов. Кроме того, заменил диктант на вступительном экзамене на изложение отрывка из Евангелия, что позволило «отсеивать» некомпетентных в церковных вопросах абитуриентов, направлявшихся в семинарию советскими властями.

Поступавшие тогда в семинарию со смехом вспоминали, как к ним вышел старенький священник и с трудом выговаривая слова стал читать на церковно-славянском языке отрывок из Евангелия. Читал таким образом, что понять его было невозможно, можно было только узнать, на что и рассчитывал профессор. Церковные ребята без труда изложили этот отрывок, а вот комсомольцы чего только не написали – владыка позже любил зачитывать выписки из этих «изложений».

У митрополита Леонида был врожденный дар педагога, который помог ему стать прекрасным инспектором для нескольких десятков мальчишек-семинаристов. Между собой они называли его «Миленький» – именно так сам профессор Поляков обращался к ним на исповеди, но вытягивал при этом всю душу.

Строгий, но в то же время заботливый инспектор заменил многим семинаристам отца (больше половины мальчишек росло без отцов – ему досталось самое «военное» поколение). Часто он подкидывал ребятам деньги, покупал угощения. Но чем выше он ценил человека, тем строже к нему относился, и тем ближе сходился с ним.

Владыка Леонид был уверен, что будущему священнику нужно сначала получить светское высшее образование, а если потребуется, то и послужить в армии, а потом - Господь управит. Он говорил: «Придет еще время, когда святой Матери-Церкви очень сильно потребуются хорошо образованные священники».

К слову сказать, когда владыка Леонид стал главой Рижской епархии, он всегда старался приглашать в Латвию образованных людей из Москвы и Петербурга для возможного рукоположения в священники и дальнейшего служения.

ЗНАКОМСТВО С ПАТРИАРХОМ

Через два года инспекторской деятельности Патриарх Алексий I пригласил архимандрита Леонида на обед в Патриаршую резиденцию. Обстановка была домашней, и Патриарх заинтересовался фамилией архимандрита: «Поляков? Во время блокады начальник госпиталя, Лев Львович Поляков, спас меня от голодной смерти, передавая мне часть своего пайка. Только жаль, что я его никогда не видел… Он, случайно, не Ваш родственник?».

По реакции отца Леонида Патриарх все понял и был расстроган до слез. Через несколько недель архимандрита рукоположили в епископы и направили в Курскую епархию. Служение на этой кафедре совпало со временем новых гонений на Церковь, развязанных по инициативе Хрущева. В СССР значительно сократилось количество приходов, уменьшилась штатная численность священнослужителей. Однако в трудных условиях владыке Леониду удалось обеспечить нормальную епархиальную жизнь.

В 1962 году владыка Леонид вернулся в Москву, где был назначен председателем Хозяйственного управления Патриархии и настоятелем Елоховского Богоявленского патриаршего собора.

Но время было советское – инициативный епископ, говорящий блестящие проповеди и умеющий привлекать молодежь, был сразу же взят на заметку властями, и через год его выслали из Москвы. За три года владыка сменил три кафедры. В 1963-м он был архиепископом Ярославским и Ростовским, с 1964-го по 1966-й — архиепископом Пермским и Соликамским, потом еще полгода – временно управляющим Свердловской и Челябинской епархией.

Помимо архипастырского служения владыка Леонид продолжал заниматься научной деятельностью. В 1963-м был избран почетным членом Московской Духовной Академии. «Журнал Московской Патриархии», начиная с 1954 года регулярно печатал его статьи и проповеди. Все три научные степени владыки (кандидатская, магистерская и докторская) были получены за исследования, связанные с историей русского монашества. Первая была посвящена иеросхимонаху Амвросию Оптинскому, вторая – преподобному Паисию Величковскому, третья – исследованию значения Афона в истории русского монашества.

В списке церковных наград митрополита Леонида были ордена от Александрийской патриархии, Пражской и Чехословатской митрополий, и, конечно, Московской патриархии.

Занимая важную должность в Московской Патриархии, владыка Леонид оказывал сопротивление действиям государственный властей по разрушению Церкви. Как писал о том времени один церковный деятель: «Единственным нежелательным для властей лицом в высшей иерархии в Москве оставался архиепископ Леонид Поляков, человек высокообразованный, безупречно порядочный и глубоко религиозный» Естественно, Совет по делам РПЦ принял решение о переводе владыки на более удаленную кафедру – в Латвию.

РИЖСКИЙ ПУТЬ

В Ригу владыка Леонид приехал 8 октября 1966. Ему было тогда 53 года. В Латвии в это время действовало около сотни храмов и один монастырь. Ни один из них в годы управления митрополита Леонида не закрылся, в большинстве храмов был сделан капитальный ремонт и проведено отопление. Особо владыка Леонид заботился о монашеских обителях - рижском Свято-Троице Сергиевом монастыре и Преображенской пустыни. Приглашал в Латвию гонимых советской властью и изнуренных лагерями священников. Заботился от старцах.

Сам владыка был духовным сыном почитаемого российского старца архимандрита Серафима Тяпочкина, которого в свое время, будучи главой Курско-белгородской епархии, владыка Леонид постриг в иночество и с которым его связывала двадцатилетняя братская дружба.

В 1978 году в Ригу нанес визит Святейший Патриарх Грузии Блаженнейший Илия II. Свой первый визит в должности предстоятеля грузинской православной церкви он нанес в том же году Святейшему Патриарху Пимену, а затем счел своим долгом посетить и митрополита Леонида. «Я прибыл к вам как ученик к своему учителю», — сказал он в своем слове после торжественного молебна.

7 сентября 1979 года владыка Леонид был возведен в сан митрополита. В 80-е годы положение стало значительно меняться в лучшую сторону – начался повсеместный рост религиозности населения. Настоящий перелом произошел в 1988 году – в год Тысячелетия крещения Руси, когда во всем СССР началось настоящее возрождение православия.

Конец 80-х годов владыка Леонид назвал временем больших надежд. В этот же период он поднял вопрос о возвращении Латвийской Православной Церкви Рижского кафедрального собора Рождества Христова…

Отпевание митрополита Леонида состоялась в рижском кафедральном Свято-Троицком соборе 10 сентября 1990 года. Возглавил его архиепископ Курский и Белгородский Ювеналий (Тарасов).

На погребении присутствовали депутаты Верховного Совета Латвии во главе с председателем Верховного Совета Горбуновым, который, в частности, сказал такие слова: «Митрополит Леонид возглавлял Православную Церковь в Латвии еще в те времена, когда сложными были отношения государства и Церкви, когда признавалась только атеистическая идеология и несение христианской веры в народ было затруднено. Но, несмотря на все трудности и препятствия, вера и верность духовным идеалам в нашем народе сохранились. Немалую роль в этом процессе духовного противостояния безверию и невежеству сыграла Церковь, в том числе и Православная. Духовная работа митрополита Леонида не прошла бесследно. Она стал частицей сегодняшнего возрождения Латвии. Мы надеемся, что Латвийское государство будет почитать те нравственные гуманные принципы, за которые стояла Православная Церковь в Латвии и ее руководитель митрополит Леонид».

По окончании чина погребения под перезвон колоколов и пение ирмосов Великого канона гроб с телом почившего архипастыря был обнесен вокруг Кафедрального собора, после чего траурная процессия направилась из Риги в Спасо-Преображенскую пустынь.

ПОЧЕМУ ЕГО ЛЮБИЛИ АБСОЛЮТНО ВСЕ

«У него был чистый, звонкий голос и когда он говорил проповеди прихожане заслушивались...», - вспоминал заслуженный врач в России Анатолий Токарев, который в годы служения владыки Леонида в Курске и Белгороде был его иподиаконом. Другие прихожане из России рассказывали, что по окончании службы владыка благославлял людей не всех вместе, а каждого по отдельности.

Абсолютно со всеми митрополит Леонид он вел себя как рядовой священник. Он знал семьи всех своих священников. С удовольствием приходил в гости на именины и дни рождения домой не только к священнослужителям, но и их женам, детям и даже к свечницам и уборщицам, служившим в храмах.

А еще владыка обладал необычайным чувством юмора. Шутил всегда с серьезным выражением лица. Даже его близкие никогда не знали, серьезен он, или шутит. Кроме того, митрополит Леонид не терпел кляузничества и доносительства.

После того как митрополит Леонид переехал в Ригу у большинства его бывших учеников-семинаристов никогда не вставал вопрос – куда ехать в отпуск. Вплоть до 1990 года многие московские священники со своими матушками и детьми приезжали к владыке на Рижское взморье отдыхать и наслаждаться общением с ним.

«ТАКОВ И ДОЛЖЕН БЫТЬ У НАС ПЕРВОСВЯЩЕННИК…»

Из воспоминаний архимандрита Виктора (Мамонтова):

Во владыке было что-то материнское по отношению к людям. Он переживал за людей так, будто он их родил. Каждый человек имел возможность открыть владыке свою душу и получить нужный совет.

По вторникам и пятницам с 10.00 до 14.00 абсолютно каждый мог прийти к нему в епархиальный кабинет.

Ежегодно он объезжал всю епархию – около 120 приходов. Просил состоятельным храмы помогать бедным приходам. Так как наш Карсавский приход был немногочислен и беден, владыка всегда старался нам помочь. Зная, как врач о пользе козьего молока, благословил привезти из Пустыньки несколько молодых коз. Когда во двор въехала монастырская машина, в окнах которой вместо людей появились козьи мордочки, все встречавшие смеялись и улыбались.

Он был очень скромен в еде и очень смущался, когда для него на приходах устраивали роскошные трапезы. Говорил: «Я монах, и для меня достаточно картошки и винегрета. Зачем вы приготовили столько дорогих блюд?» И добавлял, что владыка не должен «объедать епархию».

Особую любовь митрополит Леонид проявлял к своей тете Елизавете, которая заменила ему умершую мать. Он забрал ее из Ленинграда в Ригу, и она жила в его покоях. Она была очень добрая, образованная, училось вместе с сестрой Ольгой в Смольном институте. Владыка постриг ее в схиму с именем Паисия. 1 июня 1974 года она умерла и каждый год владыка приезжал на ее могилку в пустыньку служить литию.

Владыка любил непременно быть в храме ежедневно, даже когда не служил Евхаристию. Любил после службы петь с народом «Царица моя Всеблагая…» и «Слава в вышних Богу».

Проповеди владыки были короткими, но очень глубокими. Во время рукоположения священников он всегда плакал. У одно ставленника он спросил перед рукоположением: «Чем отличается священник от актера?» И сам ответил: «Священник живет, а актер играет». В другой раз сказал: «Священство - это не профессия, а крестоношение. Но, к сожалению, к нам часто приходят люди с иными мыслями».

У владыки Леонида были удивительные отношения с духовником Пустыни архимандритом Таврионом. Всем было видно, какая у них взаимная искренняя приязнь, почтение и любовь. И не случайно, что в Пустыньке они покоятся рядом.

Помню, как мне с горечью говорили некоторые клирики: «Как же мы не понимали, что у нас было такое сокровище. Мы считали, что так и должно быть. И только тогда, когда не стало владыки, мы поняли, кого мы потеряли».

Апостол Павел в своем послании дал образ истинного архипастыря Церкви Христовой: Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес. Владыка Леонид всей жизнью воплотил этот образ…

Наталия ЗАХАРЬЯТ.

Фото из архива.