728 x 90

"Зарубежные школы дополнительного образования — это наше будущее?" Татьяна Фаворская, Журнал «Балтийский мир» № 6, 2013 г.

img

15-16 ноября в Швейцарии прошла Международная конференция «Русский язык и культура в европейском научно-образовательном пространстве: проблемы и перспективы», при поддержке Фонда «Русский Мир». На конференцию собрались представители организаций соотечественников, проживающих в различных странах Европы.

Как у них.
Как известно по официальным данным, на сегодняшний день в мире русским языком владеют (в той или иной мере) около 300 миллионов человек. Из них около 140 миллионов — это граждане России, 30 миллионов — россияне, проживающие за рубежом, а также русские, оставшиеся в бывших союзных республиках после развала СССР, и еще примерно 114 миллионов — это лица, изучающие русский как иностранный. 

В последние годы, после некоторой паузы, интерес в мире к русскому языку неуклонно растет. Также возрастает и количество русских и русскоязычных, постоянно проживающих в разных странах мира, и желающих сохранить для своего потомства родной язык и культуру. Поэтому спектр рассматриваемых проблем на конференции оказался весьма обширным.

Были организованы четыре секции: 1) «Статус русского языка в Европе: реальности и перспективы» (секцию вела Татьяна Жданок). 2) «РКИ (русский как иностранный) и русистика в вузах. Сертификация знаний русского языка для детей- билингвов и студентов европейских вузов». 3) «Русская миграция сегодня: язык, литература, культура». 4) «РКИ в европейских гимназиях. Школы для детей-билингвов за границей».

Круглый стол конференции проходил на кафедре Славистики Университета Фрибура. Университет интересен своим двуязычием, преподавание в нем ведется на немецком и французском языках, и при населении города Фрибура в 34 тысячи жителей, студентов, в том числе из разных стран — 10 тысяч. Представитель Фонда «Русский Мир» в Европе Антон Ильин сообщил, что в Университете Фрибура создается «Центр российских исследований», с помощью Фонда.

Наибольший интерес у участников конференции вызвала тема четвертой секции, где обсуждалась ситуация с русским языком в средних школах. Томас Шмидт - член президиума МАПРЯЛ, председатель Общества преподавателей русского языка в Швейцарии, сообщил интересные факты, касающиеся укрепления русского языка в Швейцарии. На сегодняшний день более 2 тысяч человек изучают русский язык в качестве второго или третьего иностранного языка или посещают занятия факультативно. Факультатив — это самая распространенная форма изучения русского языка. Русский язык преподаётся в 45 гимназиях по всей стране и на кафедрах славистики в семи университетах. Кафедры славянских языков есть в пяти университетах Швейцарии. Швейцарская ассоциация преподавателей русского языка была основана еще в 1969 году. Сегодня в различных средних и высших учебных заведениях трудятся 150 русистов, из которых 60 – швейцарцы. Томас Шмидт отметил, что в школах появляется все более детей-полукровок, и в связи с этим общество осознает ценность мультилингвизма, необходимость изучения молодым поколением нескольких языков. Правления школ самостоятельно, то есть, независимо от властей, решают вопрос о количестве изучаемых детьми языков.

Е. А. Хамраева, доктор пед. наук, профессор кафедры славянских языков и методики их преподавания МПГУ, сделала интереснейшее сообщение о формировании у детей универсальных компетентностей, она напомнила присутствующим, что педагогам необходимы новые технологии, представила свои разработки для обучения детей-билингвов.

О.Н. Каленкова, канд. филол. наук, доцент кафедры языкознания Московского
Института Открытого Образования, автор учебников и методик преподавания по русскому языку для детей мигрантов, автор учебников и методик преподавания русского языка билингвам, центральным моментом своего выступления сделала проблему правильного выбора методов и материалов, которых становится все больше. Концепций и учебников много, и это хорошо, но, по ее мнению, было бы неплохо, если бы была некая единая программа для детей младшего возраста. По ее мнению, должно быть 80 учебных часов в год, и, соответственно, 480 часов в шестилетний период обучения (два года дошкольного образования и четыре года в начальной школе).

На этой секции с большим энтузиазмом выступали преподавательницы различных детских центров дошкольного и начального образования, со статусом дополнительного образования. В настоящее время в Швейцарии действует около 50 таких центров, в которых дети из русских и смешанных семей получают возможность приобщаться к языку и культуре своей исторической родины. Организуются праздничные мероприятия, посвященные российским культурным датам. Во время каникул организуются детские лагеря отдыха. В дискуссиях обсуждались методические вопросы, проблемы диагностики уровня знаний, проблемы мотивации у детей-билингвов, и другие насущные проблемы зарубежных школ дополнительного образования.

На термине «зарубежные школы дополнительного образования» хотелось бы остановиться поподробнее, глядя на ситуацию с русскими школами в Латвии.

А как у нас.
Как общеизвестно, ликвидация русских школ в Латвии началась в 1992 году с закрытия 26-й русской школы, здание которой было передано латышской школе. В 1994 году закрыта 35 русская школа, в ее здании открыли латышскую школу им. Залиша, (детей перебросили в 17-ю школу, где в первый год после этого занятия шли в три смены, классы были в подвале и на чердаке). В 1996 году закрыта 9 русская школа...

Дальше, после некоторой паузы, процесс ликвидации русского образования разворачивался по нескольким, не таким брутальным, а достаточно изощренным, схемам. Прежде всего, упорно продвигалась идея вытеснения русских школ из центра Риги, что в настоящее время практически завершено. Интересна история ликвидации уже упомянутой 17-й русской школы, в самом центре Риги. Вначале туда запустили латышское учреждение детского досуга «Ридзе», предоставив несколько классных комнат, затем это учреждение преобразовали в начальную школу, которая заняла уже половину здания, потом преобразовали в основную, естественно, латышскую, школу «Ридзе». Все эти преобразования происходили в течение всего нескольких лет. В итоге русская школа испарилась.

Следующая схема — работа с директорами школ. В настоящее время должность директора школы (в отличие от ректора вуза) является фактически пожизненной, поэтому личность директора, деловая хватка, эластичность и умение договариваться с властями, является для школы судьбоносным фактором. Несколько лет тому назад, во время ликвидации очередной русской школы в центре Риги, один из депутатов, приглашенный в связи с этим на заседание Совета общественных организаций, высказался примерно так: «легче закрыть школу, чем уволить бездарного директора». Школу с бездарным директором поглотила школа с деловым директором.

Следующая схема — концепция «деньги следуют за учеником». Уже все признали, что это безнравственный, откровенно циничный подход, неприемлемый для такой институции, как школа, тем более в той демографической ситуации, в которой сейчас находится Латвия. Снижение рождаемости, массовый выезд семей с детьми за рубеж, болезненно отразились на количестве учащихся в школах, и страх «оптимизации», то есть, поглощения, толкает директоров школ на жестокую конкуренцию в борьбе за каждого ученика. Это молчаливо поддерживается учительским корпусом, так как большее количество учащихся положительно влияет на зарплату. Процесс «оптимизации» школ идет в Латвии таким образом полным ходом. Переживания детей и родителей в связи с такими перебросками никого не интересуют.

В последнее время возобновились нападки на русские школы по критерию знания госъязыка детьми и учителями, а также «недостaточной патриотичности», в чем поучаствовало к всеобщему изумлению, даже бюро латвийского омбудсмена. Тут есть и практическая сторона: в условиях безработицы, вытеснив из школы недостаточно владеющего госъязыком русского учителя, можно трудоустроить молодого специалиста-латыша.

И самая жестокая схема сворачивания русского образования — идея перевода детских дошкольных учреждений на латышский язык, то есть, ликвидация русских детсадов. Пока это происходит в виде информационного вброса, то есть, националисты утверждают, что это обязательно состоится, а т. н. «умеренные» представители депутатского корпуса и чиновничества заявляют, что детские сады не тронут. Проверяется реакция общества, которое пока отмалчивается.

Каковы цели ассимиляторов? Кроме сравнительно небольшой группы крикливых русофобов, почему остальное латышское население молчаливо поддерживает ассимиляционную политику? Неужели страх малочисленного народа исчезнуть, преобразовался в идею отобрать у русских подрастающее поколение, сделать их латышами? Ведь русские дети являются прекрасным человеческим материалом для превращения их в латышей — белокожие, хорошо физически и интеллектуально развиты, принадлежат к европейской цивилизации. Ассимиляция — очень серьезный процесс, и основным инструментом ассимиляции является как раз школа. А наша беспечность, наивная вера в то, что как-нибудь обойдется, в сочетании с трудной жизнью большинства, поглощающей силу и энергию, может в итоге привести к тому, что для нас оставят как раз такие «зарубежные школы дополнительного образования», как в странах Европы, где русскоязычные мигранты на кустарном уровне учат своих детей русскому языку.

Журнал «Балтийский мир» № 6, 2013 г.

На фото: латышская школа им.Залиша (бывшая русская школа № 35)

Ссылки

Трибуна

Архив