728 x 90

Успех возможен только в единстве целей. (Татьяна Фаворская, журнал "Балтийский мир", № 3)

img

Если мы хотим, чтобы наши дети остались русскими, должны все оставшиеся силы, способности, энергию, направить на главную цель: сохранение образования на русском языке. Все остальные наши проблемы вторичны по сравнению со спасением школы. Не защитим школу — исчезнем сами. Сохраним наших потомков русскими — они сделают за нас то, что мы не смогли или не сумели.

История вопроса: пощады не будет.

Прошло десять лет после самых массовых русских протестов, когда родители вместе с детьми вышли на улицы, чтобы заявить властям о своем требовании сохранить русский язык в школах. Тогда власти предложили в качестве компромисса, для средних школ, пропорцию «60 х 40», то есть, предметам на русском языке милостиво оставили 40% часов в школьных программах. Русские согласились на это, считая такой расклад меньшим злом, чем полный перевод образования на латышский язык.

Со временем и учителя, и родители приспособились к жестким условиям, всячески исхитрялись предоставлять детям дополнительные знания на родном языке, и, похоже, расслабились. Как теперь выясняется, было большой ошибкой прельститься временным отступлением ассимиляторов. Учительское сообщество, и в первую очередь школьная администрация, а также родители, согласившись на т.н. четыре модели билингвального обучения, (одна из которых - первая — является полностью ассимиляторской), наивно полагали, что обещанный свободный выбор одной из моделей для своей школы, поможет спасти остатки русского образования, выбрав более «мягкий» вариант.

И вот, после десяти лет относительного и зыбкого затишья, в январе 2014 года был оглашен текст т. н. «коалиционного договора» правящих партий, в котором декларировался полный перевод школьного образования на латышский язык с 1-го сентября 2018 года: «Договор предусматривает подготовку правовой, экономической и социальной базы для введения в школах нацменьшинств с 1 сентября 2018 года преподавания на госязыке всех образовательных программ, за исключением иностранных языков и предметов, необходимых для сохранения языка и культуры нацменьшинств».

Идею в своих заявлениях энергично поддержала премьер Л.Страуюма, и очередной министр образования И.Друвиете. Госпожа Друвиете на заседании Консультативного совета по вопросам образования нацменьшинств заявила: молодцы, вы хорошо поработали, ваши дети знают латышский язык, а теперь всем перейти на 1-ю модель! Нам четко и решительно объяснили, что пощады не будет. В своей риторике министр образования уже изменила термин «школы нацменьшинств» на «билингвальные школы».

У ассимиляторов цели определены, а у нас?

Население Латвии в 1990 году составляло более 2,6 млн. человек, общая численность населения страны в настоящий момент составляет всего 1,97 миллиона (по неофициальным данным еще меньше). Таким образом, за последние 24 года население Латвии сократилось почти на четверть! Что касается национального состава, по информации Центрального статистического управления Латвии, на 1 января 2014 года в Латвии проживало 520 136 жителей русской национальности, что составило 26% от численности населения страны, латышей - 1 229 067 человек, или 61,4%. Все цифры примерные, так как достоверной информации у властей нет, или они ее скрывают, ведь обнаружилась слишком уж некрасивая динамика катастрофического обезлюживания территории. Для сравнения: в Швейцарии, с территорией на треть меньшей, чем Латвия, проживает 8 миллионов человек.

На этом фоне демографы-патриоты бьют тревогу об истощении, и в перспективе возможном исчезновении латышской нации, призывают политиков найти способы спасения. Вот политики и нашли очень легкий, на их взгляд, способ: отобрать у нас наших детей, сделав их латышами. Фенотипически и цивилизационно русские близки латышам, а наши дети интеллектуально и физически прекрасно развиты, то есть, представляют из себя отличный человеческий материал для ассимиляции. Остается только протянуть руку и отобрать.

Словесным прикрытием этой операции служит риторика о недостаточном владении госязыком, о необходимости ликвидировать этническую сегрегацию - разделение общества, сохраняющееся якобы именно из-за существования школ с остатками русского языка, то есть, отеческой заботой государства о русских. Дошкольным детским учреждениям также не оставляют шанса на использование русского языка в ближайшем будущем.

Уроки трех референдумов. На что ушла энергия протеста.

В 2010 году объединение политических партий VL-TB/LNNK начало сбор подписей на организацию референдума для перевода всех публичных школ национальных меньшинств полностью на латышский язык обучения. С 2010 по 2011 год VL-TB/LNNK вместе с обществом «Охраняй язык и Латвию» удалось собрать 10 140 подписей избирателей. Во время второго этапа сбора подписей, который проходил с 11 мая по 9 июня 2011 года удалось собрать 120 433 подписей при 153 232 минимально необходимых, что было недостаточно для организации референдума. То есть, латыши массово не поддержали эту инициативу, что стоит признать.

В марте 2011 года общество «Родной язык» начало процедуру сбора 10 000 нотариально заверенных подписей для продвижения референдума по законопроекту «Поправки к Конституции Латвийской Республики» о придании русскому языку статуса второго государственного. Поправки могли быть приняты, если бы на референдуме за них проголосовало как минимум 771 893 гражданина Латвии - половина всех граждан, имеющих право голоса. В сентябре 2011 года подписи первого этапа были поданы в ЦИК, который назначил на ноябрь сбор подписей второго этапа по продвижению законопроекта.

За поправки в итоге второго этапа было собрано 187 378 подписей (12,14% избирателей) при необходимых для внесения их в Сейм 154 379 (10 %). И сбор подписей, и референдум публично поддержал популярный лидер партии «Центр согласия», шла мощная реклама по телевидению, особенно по Первому балтийскому каналу. Референдум прошел 18 февраля 2012 года, при этом «за» проголосовали 273 347 человек (24,88%), то есть, большинство русскоязычного населения, имеющего на тот момент гражданство Латвии, «против» - 821 722 (74,8%).

В августе 2011 года партия ЗаПЧЕЛ объявила о начале сбора нотариально заверенных подписей в поддержку законопроекта об изменениях в Законе о гражданстве. В январе 2012 года в поддержку сбора подписей выступило движение «За равные права». В конце августа организаторы сбора подписей сообщили, что им удалось собрать требуемые на первом этапе более 12 000 нотариально заверенных подписей граждан, и 4 сентября 2012 года законопроект с собранными подписями был подан в ЦИК. Таким образом, успех первого этапа сбора подписей состоялся, несмотря на то, что информационная поддержка в этом референдуме была в основном по каналам общественных организаций, и сравнительно меньше, чем по референдуму о языке - в СМИ.

Однако второй этап подготовки к референдуму власти уже не допустили: 1 ноября ЦИК 6 голосами против 2 при 1 воздержавшемся приняла решение отказать во втором этапе сбора подписей, заявив, что законопроект не соответствует Декларации независимости и заключениям Конституционного суда и, следовательно, не является «полностью разработанным». И еще 25-го октября 2012 года Сейм (Парламент) в срочном порядке, уже в первом чтении из трех, поддержал поправки, сужающие возможности инициирования референдумов в республике: с 2015 года двухэтапная система сбора подписей будет отменена. Для инициирования референдума надо будет сразу собрать около 150 000 подписей.

Что получили русские в результате референдума по русскому языку.

На что в действительности надеялись русские, голосовавшие «за»? Почему позволили вовлечь себя в мероприятие, заведомо обреченное на провал? (Ведь предлагалась не поправка к закону, как в случае с референдумом по гражданству, а изменение Конституции, что является в любой стране почти незыблемым документом). Как утверждают политологи, это выплеснулась обида за двадцать лет национального унижения, за вытеснение русских из госсектора, за упорное продвижение политики ассимиляции наших детей, за русофобскую и антироссийскую риторику латышской политической элиты. И вот что мы получили:

  1. Беспрецедентную мобилизацию латышей против русского языка под лозунгом «Родина в опасности».
  2. Возрастание напряжения в обществе, усиление взаимного недоверия между латышами и русскими.
  3. Резкое возрастание популярности радикально-националистической партии «VL-TB/LNNK» в латышской среде, особенно молодежной ее части.
  4. Укрепление решимости правящей коалиции в сохранении принципа «ни шагу назад», никаких компромиссов для условно русской партии «Центр согласия».
  5. Усиление националистической риторики партии «Единство», в очередной раз переигравшей ЦС.
  6. Продвижение идей латышизации образования в школах, и фактической ликвидации русского языка в детских садах.

Авторы ассимиляторского «коалиционного договора» и «преамбулы к Конституции», юридически закрепляющей преимущественное положение в государстве титульной нации над нацменьшинствами, утверждают, что это — реакция латышского народа на референдум по русскому языку. Возникает много вопросов к инициаторам референдума по языку, направившим энергию протеста русских по тупиковому пути. Ведь, решив вначале проблему безгражданства, мы получили бы полноценную политическую нацию, решили бы и проблему языка, и проблему дискриминации во многих сферах.

Дружба народов или мирное сосуществование?

Приходится признать, что советские лозунги, провозглашавшие «дружбу народов», оказались в реальности всего лишь мифом, частью мозаики «светлого коммунистического будущего», наряду с такими перлами, как «сближение города и деревни», «выравнивание физического и умственного труда», и т.д. Русские, волей верхушки советской партноменклатуры, оказавшиеся в одночасье жителями иностранных государств, ощутили на себе в полной мере реальное отношение со стороны «братских народов». Расставание с советскими иллюзиями было для многих похоже на тяжелое похмелье.

Но, со временем очнувшись от иллюзий, научились выживать в неблагоприятных условиях русофобии и дискриминации, пройдя жестокий естественный отбор и понеся большие потери в численности. Оставшиеся должны ответить самим себе на основной вопрос: «что мы хотим для своих будущих поколений?».

Если мы хотим, чтобы они остались русскими, должны все оставшиеся силы, способности, энергию, направить на главную цель: сохранение образования на русском языке. Все остальные наши проблемы вторичны по сравнению со спасением школы. Не защитим школу — исчезнем сами. Сохраним наших потомков русскими — они сделают за нас то, что мы не смогли или не сумели. А латышам придется согласиться с тем, что рядом с ними всегда будут жить люди других национальностией и культуры, в том числе русские, придется исцеляться от русофобии и учить своих чад уважать достоинство другого человека.

Ссылки

Трибуна

Архив