728 x 90

Почему в рижском квартале «Красных амбаров» среди складов товаров построили православную часовню.

img

В 1884 году в квартале «Красных амбаров» в Риге (ныне — начало улицы Маскавас, квартал «Спикери») неподалеку от берега Даугавы была построена православная Николаевская часовня, одна из первых православных каменных часовен в Риге.

Не исключено, не все знают, что такое православная часовня и с какой целью она возводится. Поэтому на всякий случай стоит пояснить, что это — небольшая постройка культового назначения с иконами и, в отличие от церкви, не имеющая особого помещения, где бы располагался алтарь. Строили часовни на вокзалах, на кладбищах, у дорог — то есть там, где у православных людей возникала потребность в молитве.

Православные часовни в Риге строились еще в XVIII веке. Они были деревянными. Понятно, что до наших дней деревянные культовые строения не дожили. Во второй половине XIX столетия в Риге был построен целый ряд каменных православных часовен. Как правило, создавались они в неовизантийском архитектурном стиле и визуально выглядели весьма изящно.

Пожалуй, наиболее известной из них и запоминавшейся гостям Риги была построенная в 1889 году на Привокзальной площади часовня Святого Александра Невского. Она была воздвигнута в честь чудесного спасения императора Александра III во время железнодорожной катастрофы. Созданная на народные пожертвования часовня отличалась и архитектурно привлекательным внешним видом, и удивительной красотой внутреннего убранства.

А несколькими годами ранее в Риге в квартале «Красных амбаров», недалеко от реки Даугава, была возведена Николаевская (или, как ее позднее стали называть, Тихвинская) часовня.

Почему же одну из первых в Риге каменных часовен построили именно в том квартале, где находятся так называемые «Красные амбары»?

Комплекс этих кирпичных зданий возник в XIX веке. Они строились как купеческие склады. И неудивительно. Рядом находилась Даугава, по ней на стругах (речных судах) везли в Ригу товары из Белой и Великой Руси. И в наши дни неподалеку от квартала «Красных амбаров» находится улица, имеющая название Стругу. Из Полоцка и Смоленска в XVIII веке и первой половине XIX века в Ригу приплывали за судоходный сезон тысяча или даже полторы тысячи речных судов, привозивших, в совокупности, десятки тысяч тонн грузов. Рига в то время жила не столько за счет производства, сколько за счет транзитной торговли. Поэтому плывшие по Даугаве струги в буквальном смысле обеспечивали существование ее жителей. Если представить себе, что команда струга могла достигать 30 человек, то станет ясно, что количество речников, в течение года приплывавших на стругах в Ригу из Белой и Великой Руси, исчислялось десятками тысяч.

Небезынтересный факт: живший в Риге в последней четверти XVIII столетия купец Семен Лелюхин ныне знаменит тем, что основал первую в Риге фабрику по производству прославленного рижского бальзама. А вот своим современникам купец Лелюхин был известен, в первую очередь, как владелец бань и трактиров близ Даугавы. Бизнес шел бойко: членам экипажей стругов хотелось и поесть, и русскую баню посетить, и ночью поспать в удобном помещении...

Естественно, были у приплывавших на речных судах и насущные духовные потребности. И чтобы они могли помолиться недалеко от места, где приставали к берегу струги, для них построили Николаевскую часовню.

Можно также предположить, что Николаевская часовня, конечно же, нужна была и местным жителям - русским Московского форштадта, где еще в XVIII столетии был построен Гостиный двор, в котором русские рижане торговали преимущественно привезенными из России товарами. Не случайно, именно в Московском форштадте еще в XVIII веке появились новые храмы. В 1715 году у Карловских ворот была возведена деревянная Благовещенская православная церковь, которую позднее переместили ближе к Гостиному двору. В XVIII веке в Московском форштадте начал работу и храм старообрядческой общины. Еще в 1777 году на православном кладбище в Московском форштадте была построена часовня. Эта часовня была освящена во имя Всех Святых, и само кладбище стали называть Всехсвятским. Так как через десятки лет места в часовне для всех молящихся стало не хватать, то в XIX веке была построена Всехсвятская церковь, ставшая приходской.

Очевидно, что именно в Московском форштадте проживала весьма значительная часть православного населения Риги, поэтому здесь строились и православные церкви, и православные часовни. Если говорить о квартале «Красных амбаров», то здесь, как известно, находились склады известнейших в городе русских купцов. Для понимания ситуации достаточно назвать только одну фамилию — купцы Мухины, богачи, меценаты, пожертвовавшие на строительство и ремонт Благовещенской церкви огромную для того времени сумму в 30 тысяч рублей. Это о высоком качестве мухинских товаров, хранившихся на складах в квартале «Красных амбаров», рижские моряки говорили: «Канатом из мухинской пеньки можно вытянуть со дна морского не только кита, но и потонувший корабль».

Итак, с кварталом «Красных амбаров» была связана судьба немалого числа православных людей: купцов, приказчиков, грузчиков, приезжих членов судовых команд...

Кстати, что касается команд речных судов, то обратим внимание на такой факт. Плавание стругов по Даугаве в то время было делом не просто трудным, а весьма опасным. Причина тому - существовавшие в то время пороги на реке. Известно, что после преодоления порога у Краславы командам стругов выдавали деньги на водку. Далее плавание становилось еще опаснее. Чтобы умилостивить реку, кормчий бросал в воды реки хлеб и соль, все члены судовой команды усердно молились Богу. Очень опасные пороги на Даугаве были у Ерсики, у Кокнесе, у Кегумса, у Огре и Саласпилса. А их общее число измерялось десятками. «Кровь стынет в жилах!» – писал очевидец о таком плавании. До Риги доплывали не все. Ученый второй половины XIX столетия Алексей Парфёнович Сапунов в книге «Река Западная Двина. Историко-географический обзор» утверждал, что в период расцвета речного грузового судоходства за год на Даугаве терпели кораблекрушение около 25 стругов из 1500. Случалось, плывшие по реке стружники даже гибли. Как было не помолиться в ближайшей рижской часовне тем, кто достигал цели своего столь опасного путешествия! Надо пояснить: конечно, после появления в Риге железной дороги во второй половине XIX столетия основной грузопоток постепенно переместился на рельсы. Однако речной грузовой транспорт исчез далеко не сразу...

Теперь о том, почему часовню в квартале «Спикери» назвали Николаевской. Это было совершенно естественным делом, ведь Святитель Николай Чудотворец считается покровителем всех путешествующих на суше и на море, а также купцов. Кстати, именно по этой причине первая православная церковь, построенная ещё в XIII столетии в так называемом Русском квартале средневековой Риги, носила такое название - церковь во имя Святого Николая. А правый придел Благовещенской церкви, построенной в Московском форштадте, также был освящён в честь Святителя Николая Чудотворца. Так что называть храм для путешествующих именем Святого Николая Чудотворца стало уже традицией.

Что касается, Николаевской часовни, то имя проектировавшего ее архитектора ныне забылось. А жаль! Ведь, судя по описаниям, часовня была построена весьма искусно. Вот как описывает архитектурный облик Николаевской часовни исследователь истории рижских православных часовен Кирилл Соклаков: «Это было небольшое квадратное в плане строение из кирпича. Крышу завершал восьмигранный купол и шатровый шпиль с маленькой луковичной главкой на вершине. Здание было богато декорировано профилированными карнизами и выступавшими на поверхности стен крестами. Свет проникал в часовню сквозь узкие окна... Над входом, обращённым в сторону улицы, находилось изображение Святого Николая Чудотворца».

Позднее у Николаевской часовни появилось второе название. Оно связано с появлением в ней иконы Божией Матери «Тихвинская». Отсюда и еще одно название — Тихвинская часовня.

Николаевская или Тихвинская часовня просуществовала менее ста лет. В 1959 году ее снесли. Почему? Время было такое — хрущевские гонения на Церковь. Стоит напомнить, что в 1963 году был закрыт даже православный Кафедральный собор Рождества Христова в Риге, причем его переделали в планетарий.

Многие рижане, увы, и не знают сегодня, что более полувека назад в квартале «Красных амбаров» находилась православная часовня. В 2015 году известный латвийский политик Нил Ушаков, в то время мэр Риги, сделал красивый жест. Получив от Международного общественного фонда единства православных народов солидную премию, политик, как сообщал ряд СМИ, пообещал: полученная премия станет первым пожертвованием на восстановление Николаевской часовни. Однако шло время, Нил Ушаков перестал быть мэром, а часовню никто так и не восстановил...

Алексей Ростовцев

Фотография часовни: с сайта sobory.ru

Дополнение.

Русское Общество в Латвии направило бывшему мэру Риги, а ныне депутату Европарламента, письмо:

Уважаемый господин Ушаков! Русское Общество в Латвии — православная общественная организация, мы создавались в 1996 году по благословению священника, и часто обращались к Церкви за пастырским напутствием. Поэтому мы внимательно отнеслись к декларируемой Вами поддержке православной церкви. В 2014 году, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, на XV ежегодной церемонии вручения премий Международного общественного фонда единства православных народов (МОФЕПН) «За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов. За утверждение и продвижение христианских ценностей в жизни общества», вручил и Вам эту премию. При этом Вы заявили, что «Полученная премия станет первым пожертвованием на восстановление Николаевской часовни, которая была расположена в районе квартала Спикери и снесена в 1959 году». На рижан, для которых Вы были в то время самым популярным русским политиком, это произвело большое впечатление, но идея восстановления часовни каким-то образом осталась в забвении. Поясните, пожалуйста, в чем причина отказа от идеи восстановления часовни, что помешало восстановить ее в тот период, когда Вы были у власти, и что мешает сделать это в современных условиях? С уважением, председатель правления РОвЛ Т.Фаворская, член правления РОвЛ А.Ржавин