728 x 90

В беде не оставят: родителям латвийских школьников помогут подать иски в ЕСПЧ.

img

В главном рижском офисе Русского союза Латвии состоялась большая родительская онлайн-конференция, посвященная подаче исков в ЕСПЧ и Комитет по правам человека при ООН.

Совсем недавно состоялась родительская онлайн-конференция по инициативе Сообщества родителей Латвии при участии Латвийского комитета по правам человека. Мероприятие прошло в главном рижском офисе Русского союза Латвии (РСЛ). Главная тема – подача исков в ЕСПЧ и Комитет по правам человека при ООН.

Открывая конференцию, председатель ЛКПЧ Владимир Бузаев поблагодарил родителей, которые проявили смелость и отправили в прошлом году иски в защиту права своих детей-школьников учиться на родном языке.

Срок подачи этих исков в ЕСПЧ закончился в декабре 2019 года. Для тех, кто не успел, осталась возможность с аналогичными заявлениями обратиться в ООН. Именно над этим сейчас и работают правозащитники вместе с Сообществом родителей. "Согласно Европейской конвенции, никому не может быть отказано в праве на образование. Государство при осуществлении функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, должно уважать право родителей обеспечивать такое образование и такое обучение, которые соответствуют их религиозным и философским убеждениям", – пояснил Владимир Бузаев.

Что нового включено в иски в ЕСПЧ

Далее Владимир Бузаев рассказал о том, что в данном случае вступает в силу прецедентное право Европейского суда. Поэтому при обращении в ЕСПЧ будут ссылаться на три известных прецедента. Во-первых, это бельгийское дело, когда представители франкоязычных кантонов не могли дать детям образование на голландском языке. Во-вторых, Кипр против Турции в 1968 году, когда греки жаловались на то, что в оккупированной части Кипра они не могли получить образование на греческом языке.

В-третьих, когда родители Приднестровья в 2012 году добились через суд права на образование на молдавском языке на основе латиницы. Поэтому мы не видим причин, почему бы и нам не победить на тех же основаниях.

Первая серия исков – 145 заявлений в защиту учащихся основной школы была отправлена в Страсбург в марте прошлого года. Сейчас идет работа по подготовке новых исков в ЕСПЧ по 8 классам и средней школе и по детским садам. Для обоснования этих исков появились новые документы, важнейший из них – заключение Венецианской комиссии.

Оно было однозначно благоприятным в отношении билингвального образования в детских садах и в частных школах. Но, к сожалению, в отношении публичных школ выводы экспертов были не в пользу детей нацменьшинств. Тем не менее, по мнению правозащитника, в заключении комиссии были использованы новые, сильные аргументы, на которые можно будет сослаться при написании исков в защиту школьного образования на родном языке.

Но самое важно, что в октябре 2020 года появился еще один судебный прецедент. В ЕСПЧ рассматривались жалобы нескольких венгерских родителей, проживающих в Румынии, которые судились по поводу слишком напряженного графика сдачи экзаменов для их детей, ставя их в неравное положение с румынскими школьниками.

В Латвии уже давно школьные экзамены проходят исключительно на государственном языке. В Румынии этого не было, венгерские школьники сдавали экзамены на своем родном языке. Жалобы направлены лишь на слишком тяжелый для учеников график этих экзаменов. И ЕСПЧ признал их правоту.

Это решение и его аргументация, по словам Владимира Бузаева, очень важны и для Латвии, поэтому оно уже включено во все образцы исков, которые сейчас рассылаются в Европейский суд.

Что даст массовое отправление заявлений в Европейский суд и ООН.

Ведущая конференции, координатор Сообщества родителей Юлия Сохина подробно разъяснила, для чего они вместе с правозащитниками взялись за подготовку и массовую отправку заявлений в Европейский суд и ООН: "Думаю, что сегодня уже ни у кого нет иллюзий относительно истинных целей реформы образования. Мы видим, как упоминания о национальных меньшинствах исчезают из всех официальных документов".

"Конечная цель – полный перевод на латышский язык всех школ и детских садов, где уже с пяти лет все занятия должны вестись только на государственном языке. К первому классу дети должны знать два языка, уже уметь читать и писать на двух языках. Освоить до школы эти навыки ребенку крайне сложно, что-то другое при этом будет упущено – в социальном или медицинском плане. Мы категорически с этим не согласны. Потому и обращаемся в ЕСПЧ", – рассказала Юлия Сохина. Также она напомнила, что Латвия присоединилась к Конвенции по правам нацменьшинств, значит, должна соблюдать оговоренные там нормы и рекомендации. Они однозначно утверждают – дети нацменьшинств преимущественно должны учиться на своем родном языке.

И что не стоит сравнивать русских Латвии с мигрантами в Германии или Англии, поскольку на латвийской земле русские живут веками, и даже в самые сложные исторические периоды русские школы никто не запрещал.

Латвия – многонациональная страна, русские дети живут здесь в своей родной среде. Есть города, например, в Латгалии, где практически все население говорит на русском языке. Лидер латвийских родителей напомнила о немецких государственных школах в Дании и датских – в Германии, шведских школах и вузах в Финляндии. Она еще раз подчеркнула, что именно родители более всего заинтересованы, чтобы их дети учили и хорошо знали латышский язык, но делать они это должны на языковых уроках.

Далеко не каждый ребенок сможет учить сложные предметы на чужом языке, это приведет к непониманию предмета и потере интереса к учебе. Кроме того, родителей не может не волновать и потеря идентичности ребенка: учась с раннего детства на неродном языке, он неизбежно отдаляется от родителей, начинает их стесняться, а порой просто боится говорить при посторонних на русском языке.

Как заверила Юлия Сохина, это вовсе не домыслы. Родители в судебных исках описывают различные проблемы психологического и медицинского характера, с которыми им сейчас пришлось столкнуться.

На фоне школьной реформы у детей обострились такие заболевания, как астма. У многих участились головные боли от перенапряжения, случаются серьезные нервные срывы. Увеличилось количество людей, решивших обратиться с иском в международные суды для защиты интересов своих детей.

Шансы на победу есть, и чем больше будет родительских исков в ЕСПЧ из Латвии, чем быстрее их могут рассмотреть. Лидер РСЛ Мирослав Митрофанов также сослался на опыт 18 родителей из Приднестровья, которые не только отвоевали в суде право своих детей, но им еще была присуждена компенсация в размере 5000 евро каждому.

Известная в Латвии общественная активистка Инна Дьери была первой мамой, отправившей в прошлом году свой иск в Страсбург: "Я, родитель двух детей, школьника и дошкольника. Как любая мама, я тоже решила подстелить соломку своему старшему ребенку и в три года отдала его в детский сад в латышскую группу. Как выяснилось позже, латышский язык все же не распространяется воздушно-капельным путем. Мой опыт оказался крайне негативным. Ребенок не только не заговорил по-латышски, но и свой родной русский язык он начал осваивать с большим трудом".

"На консультации со специалистом нас спросили, зачем мы отдали ребенка в латышскую группу? Мы пояснили, что хотели, чтобы к школе он освоил латышский язык. "Вы хотите его к школе подготовить или чтобы ребенок заговорил?" – спросил консультант. Конечно, второе было важнее. Сын в итоге заговорил. Но для этого нам пришлось исключить все неродные слова из обихода и перевести его в русскую группу", – рассказала Инна Дьери.

Занимаясь со своим сыном, Инна повидала немало детей с проблемами развития речи. Чаще всего никто не помогал родителям, столкнувшимся с этими проблемами. А этого можно было бы избежать, если бы не пришлось сразу погружать ребенка в чужую языковую среду. По твердому убеждению Инны Дьери, родной язык в развитии ребенка – это главное условие, чтобы подобного рода проблемы не возникали. Если ребенок растет и воспитывается полностью в русскоязычной семье, ему очень важно получать образование на русском языке до полного восстановления речи и мышления на родном языке.

Что, кстати, недавно подтвердил президент Латвии, сказавший, что "только на родном языке мы можем выразить словами то, что на самом деле чувствуем".

Что нужно делать родителям

На заполнение анкеты и заявления в ЕСПЧ по образцам, подготовленным Владимиром Бузаевым, уходит чуть менее двух часов. Все остальные заботы о продвижении исков на себя берут латвийские правозащитники и их помощники из РСЛ.

Родителям надо только распечатать все подготовленные для суда документы и отправить их заказным письмом в Страсбург. Почтовые расходы при этом не превышают десяти евро. В октябре уже ушли первые иски по детским садам. Пока их не так много, как хотелось бы. Сообщество родителей готово помочь тем, кто сам не сможет заполнить анкету, но сделать это необходимо до 1 декабря, чтобы можно было успеть все правильно оформить. Прием исков в ЕСПЧ по детским садам заканчивается 19 декабря. По средним школам заявления принимаются до 1 февраля.

В родительской конференции на этот раз активное участие принимали не только мамы, но и папы. Среди них – известный защитник русского образования в Латвии Дэги Караев. Недавно он провел у Сейма Латвии одиночный пикет, протестуя против решения Министерства образования сделать удаленное обучение частью очного. За свою активность и решительность, с которой этот замечательный папа двух сыновей борется за русские школы, его можно назвать победителем в номинации "Лучший отец года".

Дэги Караев рассказал, как осенью 2017 года погрузился в тему русского образования. За минувшие годы ему пришлось пройти через все стадии – от "розовых очков" до разочарования и злости: "С первым иском в суд касательно старшего сына были некоторые опасения у моей супруги, но нам удалось их переломить. И второй иск в Страсбург ушел уже без всяких препятствий". "Спасибо Владимиру Бузаеву, – сказал он. – Трудно уже от всего этого отступиться, но еще труднее продолжать борьбу. Но обязательно надо. Я читают лекции по логистике в одном из вузов, недавно провел такой эксперимент – разделил студентов на две группы и поручил им разработать модели для получения максимальной прибыли при одинаковых заданных условиях".

"Обе команды составили такую модель, лишь бы навредить конкурирующей группе. Никто не думал, как увеличить свою прибыль из своих ресурсов. Вот и в образовании также обстоят дела", – посетовал он.

"Многие считают, что их это не касается – "дети выросли", "учиться можно и на латышском", "я своему ребенку репетиторов возьму" и тому подобное. Да, конечно, никто не умрет, если с первого класса дети будут учиться на неродном языке. К шестому классу язык как-нибудь выучат. А там и за другие предметы возьмутся. Но, если вам важен постулат о том, что мы хотим видеть себя в наших детях и внуках, то этого допускать нельзя", – рассказал Дэги Караев. И заключил: "Да, русскому языку ничего не грозит. Но не в Латвии. В Латвии судьба русского языка зависит исключительно от людей, для которых этот язык является родным. И мы заинтересованы в его сохранении на нашей латвийской земле".

Алла Березовская, портал Балтньюс, 9 ноября 2020 г.

Источник:

Фото: Алла Березовская

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.