728 x 90

Русское культурное пространство в Прибалтике: тысячелетняя история.

img

Современный исторический портрет русского населения Латвии базируется на традиции, начавшей складываться еще во времена Средневековья. Процессы социальных преобразований у немцев и русских в Прибалтийских землях происходили специфично. Дело в том, что жившие здесь немцы и русские являлись частями своих этнических массивов, где уже сложился единый товарный рынок, появились свои политические и экономические модели.

Происхождение русских поселений на территории современной Латвии имеет внушительную историю. Еще в начале XIII в. здесь существовали два замка, принадлежавшие славянским племенам. По свидетельствам средневековых летописцев, один из них был Куконос (Кукенойс, сегодня Кокнесе) и Царьград (Герсик, сегодня Ерсика). В латышской историографии этим городам последовательно приписывают латышское происхождение. Например, звучало мнение, что Герсик «самое большое латышское государство, которое когда-либо существовало» (1). При этом средневековые летописи того времени однозначно называют Герсик русским городом (2).

На территории Прибалтики можно отметить еще одно русское происхождение города Юрьева (ныне – Тарту). Согласно данным Повести временных лет, примерно ок. 1030 г. после сражения с чудскими племенами князь Ярослав Мудрый основал форпост на прибалтийских землях – русское городище. В 60-е гг. ХХ в. на месте древнего поселения были произведены археологические изыскания, которые подтвердили, что когда-то здесь русскими для закрепления за собой места на важных торговых путях существовало поселение, где велась активная торговля как с местными племенами эстов, так и с соседними княжествами – Псковским и Новгородским (3).

Этническая раздробленность и автохтонность каждой из этнических групп в Лифляндии негативно отразилась на построении единого сообщества. На протяжении почти семи веков немцы, латыши, эстонцы, русские и евреи существовали в параллельных пространствах, твердо осознавая свое особое положение и вытекающие из него обязанности. Исторически сложилось так, что немцы в Прибалтике руководили политическими силами и администрацией земель, русские и евреи налаживали торговые связи, а латыши и эстонцы, в свою очередь, занимались ремесленничеством и крестьянским бытом.

После подписания договора Риги со Смоленском о торговле в 1229 г. русские купцы получили в городе право свободной торговли, и с тех пор они активно начинают селиться в Риге. В рижских долговых книгах XIII-XIV веков сохранились сведения, что русским принадлежали дома, склады, лавки и просто земельные участки по всей Риге. Русские торговые ряды находились вблизи городского рынка, разместившегося на современной Ратушной площади. Здесь были Большой и Малый Русские переулки, эти улицы сохранялись под своими именами до 1936 г. Поселение русских купцов, т.н. называемая «Русская деревня», находилось на тогдашней окраине города, как сказано в летописях «у алтарной части церкви Св. Якова».

Этот район – первое рижское предместье, который стал частью города после 1300 г., когда началось возведение второй крепостной стены. На территории подворья находились склады и жилые дома купцов и ремесленников, гильдейский дом, или конвент, богадельня с больницей, монастырь, дом священнослужителя и православная церковь с прилегающим к ней кладбищем. Церковь «Русской деревни» носила имя св. Николая Чудотворца, покровителя купцов и мореплавателей и подчинялась Полоцкой епархии. Архиепископ Полоцкий назначал сюда священнослужителей и снабжал храм всей необходимой утварью. В источниках отмечалось, что священники в Риге слишком уж часто умирали и всё время приходилось присылать новых. Это обстоятельство, однако, объяснялось в основном особенностями холодного рижского климата. О том, как храм выглядел, сохранилось мало сведений. Известно, что здание было «каменное с черепичной крышей. Колокола церкви помещались в небольшой башне, вход в которую был особый от церковного помещения» (4).

Сведения о проведении богослужений в рижской церкви Николая Чудотворца можно найти в документах вплоть до 1549 г. В 1550 г. Магистрат принял решение закрыть православную церковь. Причиной такого шага послужило ухудшение отношений Московского государства и Ливонской конфедерации и последовавшая за этим конфликтом Ливонская война. Несмотря на увещевания рижского архиепископа Вильгельма Бранденбургского, приказы русского царя Ивана Грозного и решения орденских властей, городской совет Риги так и не вернул православным их храм. Здание церкви сильно пострадало во время Календарных беспорядков (1584-1589), когда были разгромлены многие рижские храмы. После 1618 г. в рижских летописях никаких упоминаний о рижской Николаевской церкви больше нет (5).

В 1912 г. на месте русской деревни была сделана находка, подтверждающая, что где-то неподалёку находились постройки русского двора. Когда возводили здание банка, то при подготовке котлована, нашли вырезанную из камня маску льва, пожирающего человека. Животное уже почти проглотило несчастного и только его руки и нижняя часть тела виднеется из пасти. Точно такой же рельеф, только вырезанный из слоновой кости, нашли в XIX в. в городе Васильков, близ Киева, а значит, подобные мотивы были распространены в русском зодчестве.

Исторические традиции занятия торговлей отложили отпечаток на личность и ментальность русского населения Лифляндии. К середине XIX в. русских в Лифляндской губернии насчитывалось до 36 тыс. человек обоего пола; это на 20 тыс. человек меньше, нежели немцев. До присоединения Балтийских областей к России число проживавших здесь русских было весьма ограничено; после же Ништадтского мира в особенности в XIX столетии оно постепенно возрастало; наибольшее приращение русского населения было заметно в Риге, где оно составляло около 1/4, или даже 1/3 всего населения.

В середине XIX в. русские, проживавшие в Лифляндской губернии, составляли два разряда. В первый из них входили временные выходцы из разных внутренних губерний, которые приходили сюда для заработка и промыслов, а также для мелочной торговли и закупки у крестьян льна и других товаров производства; большая часть этих людей принадлежала Псковской, но встречались также уроженцы Смоленской, Витебской и других губерний. Кроме мелочных торгашей, все прочие из них составляли между собой артели. На все работы, не относящиеся прямо до земледелия, русские работники нанимались охотнее латышей, которые уступали им не только в знании дела, но и в живости и быстроте исполнения. В числе приходящих на заработки людей наиболее встречались плотники и каменщики.

Второй разряд проживающих в губернии русских составляли те, которые имели в ней постоянное жительство; последних опять можно подразделить на горожан и сельских жителей. Русские селились почти во всех городах Лифляндии, но наиболее многочисленными они были в Риге, затем – в Дерпте (Тарту) и Пернове (Пярну). Жившая в Риге часть русского населения, по богатству, участию в торговле и промышленности, занимала весьма важное место. В числе русского купечества многие лица располагали большими капиталами и имели возрастающее влияние их на общий ход торговли. Так, например, в 1840-е гг. русские купцы побудили немецкое купечество Риги отступиться от некоторых, устарелых постановлений, препятствовавших русским принимать участие в делах по городскому управлению. При этом подрядчиками, по разным предприятиям, в особенности при новых постройках, были русские.

Еще многочисленнее в городах был класс мелких торговцев, затем – мастеровых, работников на фабриках, огородников и людей, находящихся в услужении. Огороды Риги, а также некоторых других городов (Дерпта и Пернова) находились на откупе почти исключительно у русских. Русское сельское население наиболее скопилось по берегу Чудского озера, где оно почти исключительно занималось рыбным промыслом. В Риге русские больше селились в предместьях города, в особенности – в Московском форштадте. Замечательно, что русское население, постоянно проживающее в Риге и в уездах, по большей части принадлежало к старообрядцам. Из числа 36 тыс. душ обоего пола коренных русских в середине XIX в. насчитывалось более 1/3, т.е. около 14 тыс. староверов.

Кроме поименованных выше классов в Лифляндской губернии еще много находилось русских в числе служащих, как гражданского, так и военного ведомства (6).

Находясь среди представителей других этнических групп, русским в Лифляндии приходилось отстаивать свои права на культуру. После организации первой русской школы в Риге в 1789 г. (Рижское Екатерининское училище), здесь в 1816 г. появляется первая газета на русском языке. Она называлась «Российское еженедельное издание в Риге». Впервые его номер вышел 5 февраля 1816 г. Тираж насчитывал всего лишь сто экземпляров. Просуществовала газета до февраля 1817 г. Все доходы издания от подписки шли в пользу русского Рижского Екатерининского училища, сгоревшего в пожаре 1812 г.

Настоящим прорывом в русском общественном самосознании стали празднования тысячелетия России в 1862 г. В Риге русские широко отмечали эту дату. В один из праздничных вечеров была организована всесословная беседа, которая послужила основанием ряда других таких же собраний. С течением времени на этих беседах была выдвинута идея и задача учреждений общественных организаций, которые способствовали бы сплочению разрозненных членов русской общественности и усилению русского духа. На одном из вечеров были собраны пожертвования в размере 650 рублей, на которые впоследствии организовали русскую народную библиотеку.

Позже было принято решение приобрести общественный дом, где могли бы собираться разные общества и проводились бы мероприятия. После постройки дома в 1864 г. там основали «Русский клуб», Русское благотворительное общество, общества пения «Баян» и «Ладо». По ходатайству «Русского клуба» в 1868 и 1869 гг. в Риге открылись русские гимназии: мужская Александровская и женская Ломоносовская. В этот же период времени в Риге основались еще несколько русских учреждений: Русская рижская ремесленная артель (1868), Третье рижское общество взаимного кредита (1869), Русский литературный кружок (1873), газета «Рижский Вестник» (1869 г.), начата постройка богадельни купца Фирса Садовникова (1876).

С основанием «Русского Клуба» кружок русской интеллигенции стал устраивать в обществах «Ладо» и «Баян» любительские спектакли, что подготовило почву для основания в Риге «Драматического общества», которое с 1871 г. стало приглашать в Ригу русские драматические труппы (7). С 1883 г. и до сего дня в Риге действует русская профессиональная театральная труппа.

Первые шаги по увеличению использования русского языка в административном управлении в Лифляндской губернии были предприняты в конце 50-х гг. XIX в. Для чего было проведено масштабное статистическое исследование по изучению количества чиновников, владеющих тем или иным языком. И если в 50-е гг. XIX в. в отношении русского языка звучали робкие предложения для его упрочения в губернии, то для середины 60-х гг. все чаще характерны указания и все громче раздаются призывы из народа использовать другой язык вместо немецкого.