728 x 90

История протестов, взгляд из настоящего.

img

Любой нормальный родитель, самый миролюбивый и покладистый, осознав грозящую ребенку опасность, сделает все, чтобы защитить его, не задумываясь о своей собственной жизни и судьбе: пойдет в огонь, воду, под пули – только, чтобы спасти. Ассимиляционная школьная реформа фактически отбирает у нас наших детей, и когда до массового сознания дошел масштаб опасности, протесты, в которых ранее участвовали только правозащитники, политики и общественные организации, стали нарастать.

23-го мая 2003 года ЛАШОР провел митинг около памятника Райнису, в защиту образования на русском языке, самый массовый из всех, что были до тех пор. Этот митинг продемонстрировал решимость русских защитить детей от насильственной ассимиляции, а также необходимость масштабной организационной работы. Созданный, по решению общественных организаций, в июне 2003 года, Штаб защиты русских школ, должен был руководить протестным движением. Сразу поясним, что термин “штаб” обозначает одну из форм управления проектами, что подробно описано в соответствующей специальной литературе, и к военной специфике не имеет никакого отношения. К работе Штаба общественные организации делегировали своих наиболее активных представителей, пришли туда и новые люди, это были родители, осознавшие губительную подоплеку школьной реформы, и мобилизовавшие себя на защиту своих собственных детей. Все лето 2003 года Штаб вел интенсивную организационную работу.

Далее приведем без комментариев хронологию событий.

  • 2003 год, август. ЛАШОР собрал 113 тысяч подписей в защиту русских школ.
  • 2004 год, 23 января. Пикет школьников, представителей около 10-ти школ, около МОН.
  • 2004 год, 5 февраля. Массовый митинг школьников и родителей около президентского дворца. (Участники – около 17 тысяч.)
  • 2004 год, 6 марта. Во Дворце спорта – Конгресс защитников русских школ.
  • 2004 год, 15 апреля. Забастовка русских школ. На Эспланаде в течение дня побывали около 10 тысяч школьников и родителей. Затем – шествие мимо посольств, к Кабинету Министров.
  • 2004 год, 16 апреля. Акции школьников около Дома Конгрессов. Участники – около 5 тысяч человек. Тысячи школьников вместе с родителями прошли маршем по улицам Риги, требуя вернуть им право обучения на родном языке. В акции протеста участвуют 64 рижских школы. К забастовке присоединился ряд русских школ в других городах Латвии. В акции участвуют около 50 тысяч человек.
  • 2004 год, 4 мая. Массовое шествие в защиту русских школ двумя колоннами от Дома Конгрессов и Собора Петра к Памятнику Освободителям. По масштабу это была самая массовая акция протеста, продемонстрировавшая единство, решимость и достоинство протестующих.
  • 2004 год, 1 сентября. В Риге прошел митинг протеста против реформы образования, организованный Штабом защиты русских школ. Пресса отмечала, что вместо нарастания протеста наблюдается явный спад. По разным оценкам, в акции участвовали от 5 до 30 тысяч человек.

В 2005 и 2006 годах массовых акций протеста не было. Ассимиляционная школьная реформа продолжает свое победное шествие.

А теперь давайте разберемся, что же произошло. Для этого надо внимательно присмотреться, что происходило параллельно с нарастанием возмущения родителей против издевательства над детьми. Обратимся опять к хронологии.

  • 2004 год, 19 марта – в одной из газет появляется интервью А.Казакова о необходимости создания Конгресса русских общин.
  • 2004 год. 3 апреля. В прессе появляется сообщение «Русской общине быть», где сообщается: «Состоялось первое заседание рабочей группы Штаба защиты русских школ по созыву конгресса Русской общины Латвии».
  • 2004 год, 5 июня. Сообщение в прессе: В Риге прошло рабочее совещание по созданию ОКРОЛ. На совещании отмечалось, что одним из способов самоорганизации является уже ведущаяся работа по созданию Регистра Русской языковой и культурной общины Латвии. Конкретнее о его целях рассказал активист Штаба Александр Казаков.
  • 2004 год, 30 августа. Сообщение в прессе: в Риге начались районные конференции, на которых обсуждается программа Объединенного конгресса русской общины ЛР и избираются делегаты на его первый съезд.

А теперь, внимание, ключевой момент:

  • 2004 год, 1 сентября. Высказывания А.Казакова в прессе: Идея создания ОКРОЛ зародилась при подготовке Съезда защитников русских школ, - пояснил собравшимся один из родоначальников Русского конгресса Александр Казаков.... Но мы строим организацию созидательную, а не протестную. ... Как ОКРОЛ собирается решать эти задачи? Разумеется, политически, хотя является общественной организацией. Но во всем мире именно общественные организации являются главным средством давления на политиков. Русский конгресс попытается организовать такой канал давления на политиков разных партий - где-то торгуясь, где-то соглашаясь, а где-то договариваясь.…

Как говорится в русской народной пословице: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!»

Как выяснилось позже, именно А.Казаков был инициатором создания мыльного пузыря под громким названием ОКРОЛ. Люди, пришедшие 4-го мая 2004 года на самый массовый протест в новейшей истории Латвии к Памятнику Освободителям, не глядя, подписывали некие листы, думая, что этой подписью отдают свой голос в защиту обучения детей на русском языке, а оказалось, что это – вступление в ОКРОЛ. Учредители ОКРОЛа гордо трубили в газетах о 40 тысячном членстве, потом о 5-ти тысячном, потом шум о невероятной многочисленности этой организации постепенно стих.

Все ключевые заявления руководства организации были хаотическими, противоречащими одно другому, содержали в себе набор заимствований из программ работы других организаций, или просто с потолка. Особенно для анализа политтехнологий интересны высказывания в этот период А.Казакова. Например, он заявлял: «При организации обязательно будут созданы два фонда. Один из них - фонд стипендий...Второй - фонд начинающего предпринимателя. Те бизнесмены, которые уже входят в структуры ОКРОЛ, готовы финансировать этот фонд. В рамках своего бизнеса они будут предоставлять бесценную возможность старта нашим выпускникам вузов, давать им беспроцентный кредит и сегмент своего рынка для начала деятельности». Прошло достаточно времени, ну, и где эти фонды, эти беспроцентные кредиты и другие трескучие обещания дилетанта-недоучки, сумевшего оседлать мощную протестную волну и превратить ее в бесформенную медузу? Под натиском этого бессвязного и бессовестного словоблудия народ был просто дезориентирован. Невозможно было понять: так мы протестуем или что?

А теперь заглянем в учебник А.П.Назаретяна «Психология стихийного массового поведения». Это – одно из многочисленных пособий по манипулятивным технологиям, предназначенных для специалистов. В разделе «Приемы управления и манипуляции» автор рассказывает о так называемой переориентации внимания. В разделе подробно излагается методика противодействия митингам и демонстрациям, нежелательным для властей, с помощью переориентации внимания. Приводится технология и конкретные примеры из жизни (в том числе в разных странах), в которых наглядно видно, как можно энергию массового протеста превратить в ничто. Судя по этому и другим пособиям по манипулированию массовым сознанием, эти приемы руками Казакова были успешно использованы для сворачивания протестов.

Ни в коем случае не считаем А.Казакова неким могущественным «злым гением». Нам представляется, что он всего лишь кукла, с которой договорились о вполне конкретных вещах, снабдив его при этом манипуляционными технологиями. В Штаб защиты русских школ он пришел через несколько месяцев после начала его деятельности, сначала сидел в уголке, присматриваясь, потом, сориентируясь, постепенно начал захватывать инициативу. Главные черты его личности – демонстративность, то есть, неплохие театральные способности, жажда власти над толпой, азартность игрока и абсолютный цинизм (который чудовищным образом проявился впоследствии, приведя в шок тех, кто ранее считал его своим соратником). Сейчас он рулит в Московской области, управляя молодежным движением «Местные», и хвастаясь, что применяет там те же технологии, что и в латвийских событиях (материалы имеются в российских интернет-ресурсах).

Главным несчастьем протестного движения в Латвии против ассимиляционной школьной реформы была невидная внешне, но пожирающая изнутри, как червяк яблоко, конкуренция между лидерами, организациями и партиями, подробности которой нецелесообразно и некорректно было бы обсуждать в данной статье, и которой Казаков, а точнее его наниматели, ловко воспользовались.

Возникает вопрос: а что же с нашими детьми?