728 x 90

Жилец? Или не жилец?

img

Несколько лет в Кабинете министров и в Сейме разрабатывался и обсуждался законопроект «Об аренде жилья», а в средствах массовой информации тем временем периодически публиковались предположения: может получиться так, что у жильцов денационализированных домов останется только одно право - собрать чемоданы и уйти из квартиры, в которой они прожили всю жизнь.

И вот, наконец, закон принят. Что же теперь ждет жильцов денационализированных домов? Об этом и о том, почему примерно через тридцать лет после денационализации домовладений ситуация остается проблемной для многих жителей Латвии, журналист беседует с сопредседателем Ассоциации жильцов денационализированных домов и владельцев квартир Наталией Григорьевной Ёлкиной.

Как известно, в Латвии по-прежнему насчитывается немало жильцов денационализированных домов, живших в таких домах еще до денационализации и продолжающих в них обитать.

Однако парадокс: в нашем «атомизированном» обществе часть молодых людей не ведают не только о сложностях бытия таких жильцов, но и о самом существовании подобной категории населения. Поэтому давайте сначала вспомним, как эта проблема образовалась, как жители страны оказались разделены на две части: тех, кто имел право приватизировать квартиру, в которой живет, и тех, кто не имея за собой никакой вины, такого права оказался лишен...

Почти сразу же после восстановления независимости Латвийской Республики, 30 октября 1991 года, парламент утвердил законы о денационализации, то есть о возврате недвижимой собственности тем, кто владел ею в досоветский период, или их потомкам. Позднее статистика показала, что лишь 68 процентов домов было возвращено гражданам Латвии, остальные были переданы в собственность гражданам иностранных государств. По оценкам некоторых специалистов, часть этих домов перед Второй мировой войной были заложены, но при их возврате никто этого не учитывал. Кроме того, некоторыми домами стали распоряжаться не потомки прежних владельцев, а совершенно посторонние люди - по доверенности.

И сколько было таких людей, которые почти 30 лет назад вдруг оказались в жилье, переданном частным собственникам?

На середину 90-х годов в процессе денационализации в Латвии старым владельцам и их потомкам было возвращено более 10 тысяч домов или около 80 тысяч квартир, что составляло 8 процентов жилого фонда Латвии. В денационализированных домах стали проживать 220 тысяч жителей страны, то есть на тот момент почти 10 процентов населения страны.

Постановление 1991 года предусматривало разработку программы по решению проблемы арендаторов в денационализированных домах – это и предоставление равноценного жилья, земельного участка в городе для строительства дома (благо земля в городе в то время была еще свободная) или компенсацию. Никто не собирался противопоставлять одних людей другим. Однако время шло, и если решения по возврату собственности были успешно реализованы, то в отношении решения проблемы жильцов, оказавшихся по воле случая в хозяйских домах, всё как-то затормозилось. Чтобы уберечься от массовых выселений и последующих социальных потрясений, предусмотрительно был принят 7-летний период, в течении которого все как бы продолжали жить по-прежнему. Но он прошел. Свободных квартир не было, деньги (на компенсацию) было жалко отдавать. А выселения начались...

Жилищный кодекс, который тщательно и досконально регулировал отношения нанимателей жилья в советский период, был отменен. В 1993 году был принят (опять же, чтобы избежать массовых выселений из хозяйских домов на улицу) новый Закон о найме жилья, который как-то регулировал арендные отношения в новой ситуации. Этот закон ни в коей мере не спасал никого от выселения. Суды проходили быстро и «эффективно» - 15 минут заседания, и при наличии долга за три месяца – пошел на улицу! Хозяева домов, войдя во вкус, даже хотели повысить арендную плату.

Получалось так, что люди, проработав много лет на одном и том же предприятии и отстояв в одной квартирной очереди, получили квартиры. Однако одним повезло – получили квартиру в обычном доме, в спальном районе, а другим дали квартиру в доме, который впоследствии был денационализирован. Это были дома старой постройки, с печным отоплением, с общим туалетом, иногда на лестничной площадке.

В 1995 году был принят Закон о приватизации квартиры за сертификаты. Жители Латвии получили право распоряжаться своей квартирой - продавать, менять, передавать по наследству. А получившие квартиру в домах, ставших потом хозяйскими, фактически превратились в «крепостных» и обязаны были платить «оброк» - то есть содержать этого самого хозяина.

Да, жильцов денацдомов оказалось немало, и недовольство этой многочисленной группы населения привело к тому, что в 90-е годы государство утвердило так называемый потолок квартплаты: со «старых» жильцов собственник денационализированного дома не мог взимать арендную плату сверх определенного лимита. После того, как Конституционный суд, рассмотрев обращение домовладедльцев, признал потолки квартплаты незаконными, ее размер в случае споров прописанных в доме еще до денационализации жильцов и домовладельцев стали определять суды... Домовладелец и не мог по собственному произволу выгнать исправно платившего арендную плату жильца на улицу. Разве что мог доказать, что именно эта квартира нужна ему для личного проживания, или, что в доме крайне необходим капитальный ремонт с выселением жителей.